«Частная школа — это не бизнес», — директор школы «Личность» Прасковья Данилова

Одна из немногих частных школ в Якутске «Личность» работает с мая 1994 года. Про эту школу ходит множество легенд. Мы решили узнать все секреты образования у директора «Личности» Прасковьи Даниловой.

— Прасковья Петровна, после стольких лет работы, подводя промежуточные итоги, можно ли назвать частную школу успешным бизнесом?

— Дело в том, что к школе я не отношусь как к бизнесу. Да, у наших педагогов хорошая зарплата, потому что нам доверяют родители. Да, у нас в классах учатся по 12-15 человек, мы сами регулируем их количество. Но бизнесом наше дело назвать нельзя.

Более того, нам не удалось, как я ранее планировала, открыть при школе магазин, кафе или столовую. Предполагалось, что эти подразделения должны были приносить доход. Так не получилось, потому что мы полностью сосредоточились на учебно-воспитательном процессе, методике преподавания.

— При этом вы не рекламируете услуги школы.

— Я не вижу смысла в рекламе, потому что город небольшой и, как правило, информация о нашей школе идет от родителей к родителям.

— В Якутске мало частных школ…

— Есть, к примеру, начальная школа Говоровой и гуманитарный лицей. Но они нам не конкуренты.

С первого года образования я заняла свою нишу – это работа с детьми, растущими в благополучной семье, но имеющими пробелы в учебе. Когда в таких семьях подрастает ребенок, то начинаются обращения к репетиторам, потому что благополучный родитель хочет видеть и своего ребенка успешным. А без хорошей учебы стать благополучным трудно.

— Почему вы против репетиторов?  

— В Якутске хорошие репетиторы на вес золота. Попасть к такому – большая удача. В основном, репетиторы делают за ребенка домашнее задание и этим все ограничивается.

Да, я считаю, что ребенок должен добывать знания сам, и родители должны способствовать этому. Нанимая репетиторов, родитель снимает с себя ответственность, отдавая неизвестному ему учителю. Затем обнаруживается, что несмотря на множество репетиторов, знаний маловато.

1

— И тогда они приходят к вам?

—  Когда к нам приходят дети в 11-м классе, то им бывает очень трудно. Проводится колоссальная работа с ребенком. И в психологическом плане идет пробуждение тех знаний, которые у ребенка есть, но он их не показывает. Требуется войти в доверие, потому что они приходят настороженные. Внутренне это уже большие дети, и поэтому нам остается только убеждать их в том, что нужно раскрыться в учебе, работать и работать.

Скажу сразу, порой года не хватает. Дети говорят, что если бы у них был еще дополнительный год, то они показали бы лучшие результаты. Поэтому, пользуясь возможностью, хочу посоветовать родителям отдавать ребенка к нам раньше. Если не в 7-м классе, то в 10–м. Тогда уже будет гарантия хороших и заслуженных результатов.

Конечно, с нашей стороны есть требования – это должна быть благополучная работающая семья. Такие семьи всегда будут с педагогами заодно, ведь цель у нас одна – чтобы ребенок занял определенную нишу в обществе. Отсева у нас нет, потому что родители видят нашу работу, чувствуют и поэтому доверяют нам.

— Вы несколько раз подчеркнули о том, что работаете с благополучными детьми. Какие проблемы могут быть у таких детей?

— Они не привыкли жить в нашем социуме. Многие даже не знают свой город, не знают, как передвигаться на автобусе. Если их оставить в Залоге, то без телефона они не выберутся.

В силу своей воспитанности, они не пытаются пройти в первые ряды, и поэтому остаются в тени. Я всегда говорила, что ребенок из благополучной семьи держит поток информации внутри себя, и, в силу своей застенчивости, воспитанности, не выпускает ее наружу. В средних общеобразовательных школах учителя не успевают разглядеть в этом ребенке знания.

Большая половина детей у нас такая. И мы их пробуждаем.

— А может это происходит потому, что благополучным все достается на блюдечке с голубой каемочкой. У них нет борьбы, и не надо доказывать конкурентное преимущество.

— Считаю, что в силу занятости своих родителей они ничего не получают на блюдечке. Моя цель – помочь этому занятому родителю. Мы добиваемся того, чтобы ребенок желал учиться, любил ходить в школу.

И у нас это получается. Многие родители замечают, что их ребенок не опаздывает, не пропускает, он учится ответственности. И тогда начинается другой процесс – он начинает учиться. Повторю, что для того, чтобы он до конца себя раскрыл, нужно время. Кто пришел в 10-м классе, ему легко в 11-м.

— Не секрет, что у вас учатся дети известных публичных людей. Не было с ними сложностей?

— В нашей школе нет деления на известных и неизвестных. В школьном журнале нет указания, где и кем работают родители. На заре 90-х у меня учились внуки Ивана Черова, который и посоветовал не писать в журналах кто есть кто.

Да, действительно, неблагополучных детей у нас не было. У нас учатся дети с внутренним уважением к своей семье, которое они переносят в нашу школу. Эти дети отличаются внутренней культурой, и когда они чувствуют уважение к их семье и к ним, то они отвечают тем же.

Вопреки стереотипам про золотую молодежь, это тонкие, думающие люди с хорошей семейной историей. Каждый, кто у меня учился, выделялся культурой, своим умением ладить с людьми, вниманием.

3

— Чем отличаются сегодняшние дети?

— Ничем, только немного закрытые. Раньше школа была вторым домом, куда шли со своими горестями и радостями, сейчас это не так.

— Родители не говорят, что вы обязаны гарантировать результаты за такую плату.

— Мне никто так не говорил. Ни один родитель ни разу меня не упрекнул этими взносами.  Оплата за обучение в нашей школе — это средняя стоимость репетиторства, которую родители платят каждый год. А у нас стабильно хороший результат.

— Как относитесь к ЕГЭ?

— Очень хорошо. Считаю, что с появлением ЕГЭ многие учителя начали очень ответственно относиться к своей работе. ЕГЭ – это результат работы учителей и детей.

— Какие секретные методики в вашем арсенале?

— К нам приходят дети, которые были разочарованы в учителе, в учебе, в своей прежней школе. И с самого начала нам предстоит кропотливая работа. Я всегда говорила, что к детям мы должны относиться строго и с уважением.

И дети открываются. Уже в ноябре-декабре наступает момент доверия. Дети начинают открыто смеяться, разговаривать. Если ребенок тебе поверил, то он никогда на тебя не обидится, и сделает то, что должен сделать.

В своей школе мы доделываем то, что сделали родители. Они являются примером, потому что работают с утра до вечера. Это лучшее воспитание.

Мы тоже действуем примером. Я всегда благодарю учеников за то, что они пришли, слушали и терпели меня. И обратная реакция — они благодарят за то, что мы учим. Еще мы учим радоваться чужому успеху, и наши ученики умеют извиняться за свои поступки, признавать ошибки.

Наверное, секрет в том, что я все время посвящаю школе. Мы приходим в школу в 9 утра, и выходим в 7 часов вечера. Разговариваю с каждым ребенком, который учится в моей школе. Каждый вечер думаю о каждом своем ученике. По дороге в школу продумываю, как начать урок, кого спросить и что сказать. Все время ведется внутренняя работа, диалог с собой.

Я не устаю от школы, детей. Чувство, что ты участвуешь в становлении судьбы человека, всегда приносит удовлетворение.

— Каковы ваши требования к педагогам?

— Для меня лучшим примером являются мои учителя. Это бессменный завуч Мюрюнской школы, учитель русского языка и литературы Ия Петровна Рыбкина. Она успела поработать и в моей частной школе. Я приводила к ней безнадежных учеников, и они неизменно показывали очень хорошие результаты. Это директор начальной школы Агафья Илларионовна Говорова.  Я впитала ее отношение к ученикам. Благодаря ей, научилась говорить тихо.

Педагогу нужно быть учителем изнутри, а в школе мы должны быть соратниками. Все достижения школы – это достижения всего коллектива. Я благодарна всем моим сегодняшним коллегам. Это мой заместитель, учитель русского языка Сардана  Крупнова. Из 19-летней студентки она на моих глазах выросла в хорошего гибкого руководителя. Ирина Федоровна – учитель географии. Я ее пригласила, когда она приехала из школы Вилюйска, где работала завучем. Валентина Васильевна приехала из Нюрбы, где тоже была завучем. Это одна из лучших учителей химии и биологии. Недавно мы приняли в наш коллектив молодых учителей. И все сеем разумное, доброе, вечное.

— Куда поступают ваши ученики?

— Большая часть учится в вузах Санкт-Петербурга, Москвы, в Казанском университете, Новосибирске. Какая-то часть учится за границей — в Канаде, Испании, Австрии, Америке и Китае.

Скоро нашей школе будет 25 лет. Я надеюсь, что мы встретимся со многими выпускниками, которыми гордимся и любим. Их больше тысячи, и я помню каждого.

Аида Иванова