«Дом Арчы между двух огней…», — алгысчыт Борис Михайлов

Будучи христианкой, хожу в православный храм, но в последнее время, как саха, душа стала проситься и в якутский храм. При последних словах на ум в первую очередь приходит центр духовной культуры «Дом Арчы», но тот факт, что там проводятся танцы и другие увеселительные мероприятия, приводит в замешательство.

Мы поговорили с художественным руководителем, алгысчытом Цетра духовной культуры «Арчы дьиэтэ» Борисом Николаевичем Михайловым о том, что есть Дом Арчы и многом другом.

20180910_132620

«Аар Айыы үөрэҕэ» и «Айыы уэрэҕэ»

Разговор начался с вопроса Бориса Николаевича о том, какого учения о якутской вере придерживаюсь.

— В республике существуют два официально зарегистрированных через министерство юстиции учения — Владимира Алексеевича Кондакова «Аар Айыы үөрэҕэ» и «Айыы уэрэҕэ» Лазаря Андреевича Афанасьева-Тэрис.  Между Кондаковым и Тэрис имелись небольшие разногласия в некоторых моментах в традиционном религиозном видении. Хотя как основа в обеих учениях берется традиционное мировоззрение, выработанное многими веками у народа саха. Они при жизни обе признавали, что Тенгри, как древнее религиозное мировоззрение кочевых племен, – есть основа всех религий, древнее верование, откуда возникли все мировые религии ислам, буддизм, православие.

— Верю в Иисуса Христа и единого якутского Бога, — отвечаю на вопрос собеседника.

Я тоже такой. Если у государства есть закон, конституция, нарушать которые нельзя, то у всех религий есть основные постулаты, заветы, правила, которыми тоже пренебрегать нельзя, ибо они в этой жизни направляют человека на правильные деяния и поступки. Человеческая жизнь очень коротка, он приходит сюда прожить жизнь, родить и воспитывать ребенка, создать, сотворить хорошее, оставить после себя полезное. Основные табу и правила в религиях в целом одинаковые. Это правила жизни, связанные с Небом, неписаные законы, которые попирать.

DSC01730 (1)

— А какому учению следуетАрчы Дьиэтэ» – Владимира Кондакова или Тэрис?

— Придерживаться какого-нибудь конкретного учения – это не для нашего заведения. Во — первых, мы являемся бюджетным учреждением, подчиняемся Окружному центру народного творчества города Якутска. Во-вторых, нас посещают жители не только Якутска, но и всей республики, гости из регионов России и других стран. У нас учитываются традиционное мировоззрение и особые взгляды каждого человека, каждого посетителя. У нашей республики есть северные регионы, которые ведут традиционный уклад жизни, имеют свой особенный промысел, значит, отношение к окружающему миру, их мировоззрение особенное, стричь все это под одну гребенку нельзя. В «Арчы Дьиэтэ» уже шестой год работает традиционная школа «Өбүгэ үөрэҕэ» — Афанасия Семеновича Федорова.  Он больше двадцати лет приобщал людей к обычаям предков, главным обрядам (в 90-ые годы  я тоже учился у него). По окончании трехуровневого учения, каждый сдает экзамен, получает сертификат и удостоверение государственного образца. Им разрешается проводить обряды различного характера и уровня.

Танха – это угэс, традиция

— Я принимала «Арчы Дьиэтэ» за храм, и было странно, что в нем проводят развлекательные мероприятия…

— Как и указывает само название, конечно же, в первую очередь «Арчы Дьиэтэ» люди воспринимают как Дом якутской веры, якутский храм. За 16 лет своего существования из-за такого двоякого определения нам приходилось и приходится испытывать много трудностей. Работать в полную силу как культурное учреждение – народ не воспринимает. Работать как религиозное заведение на бюджетные деньги – противоречит Уставу и Конституции. Как правило, религиозные заведения существуют за счет своих средств. Свой храм имеет «Аар Айыы».  Был храм Тэрис, но его перенесли на другое место.

Как культурное учреждение мы имеем свой Устав, план работы. Имеем годовой план по платной и бесплатной услуге. В год более 600 тысяч рублей мы сдаем в казначейство. У нас работают любительские объединения, смешанный народный хор «Арчы Дьиэтэ», народный женский ансамбль «Далбар», вокальный мужской ансамбль «Өрөгөй», женский вокальный ансамбль «Чараҥ», клуб здоровья, клуб «Байанай», кружок рукоделия и швеи, кружки народных умельцев и другое. Еще есть республиканское общество «Осуохай». По воскресеньям с часу дня до шести вечера они проводят свои мероприятия. Руководитель республиканского общества «Осуохай» – Александр Джурович Данилов.

 Вторым направлением нашей работы является проведение традиционного обряда алгыс и очищение, приобщение к обычаям, традициям, обрядам, беседа. По пятницам и субботам в «Арчы Дьиэтэ» по заявкам нас посещают молодожены, для них проводим обряды алгыс-благословения через кормление огня. Каждодневно приходят люди с различными житейскими проблемами. Для них мы проводим традиционно-ориентированную психологическую консультацию. Это самая сложная сторона нашей работы.

Если мы хотим усилить культурную часть работы, то поднимается шум. Мы ежегодно проводили дни Танха. Но появились люди, которые воспрепятствовали этим мероприятиям. Между тем, гадание связано с верой якутов. Танха — это угэс, то есть традиция.

— На ваш взгляд, какой есть выход из сложившейся ситуации?

— Тяжело. Народ всегда будет воспринимать наш дом как храм, хотя мы обязаны выполнить нашу плановую работу. Только близкие нам люди понимают это, среди них наш консультативный Совет, состоящий из известных ученых. По многим вопросам и возникшими проблемами мы советуемся с ними. Наверное, подошло такое время — пойти навстречу народу и разрешить вопрос времени.

20180910_132726

Помощь особенно необходима городским

— Борис Николаевич, вы сказали, что проводите беседы. Очень интересно узнать про них.

 — О, много. За одиннадцать лет моей работы я принял более 60 тысяч человек. Порой в день приходят больше 20-ти посетителей. Здесь, в этой маленькой комнатке без окон люди рыдают, выговариваются, просят совета, успокаиваются. Авария, самоубийство, пропажа, охота, строительство дома, установка сэргэ, развод, алкоголизм – вот примерный перечень вопросов, по которым они обращаются. Простой психолог им не в помощь, поскольку тут необходимо не только знание психологии, но и якутских обрядов, обычаев, характера жизни. Такие беседы называются традиционно-ориентированной психологической консультацией. К сожалению, в отчет моей работы это не входит — не предусмотрено российским стандартом. На беседу приходят также инвалиды, герои, ветераны, безработные. Считаю, такая помощь особенно необходима городским. Беседа абсолютно бесплатная. Знаю, что не стоит подражать, но мне нравится исповедь через решетку. Хорошо, что не видишь лица посетителя. Бывает, порой человек стесняется с глазу на глаз разговаривать, и тогда прошу не бояться, поскольку все сказанное останется со мной. Я даже имени, фамилии, места жительства не спрашиваю, все анонимно.

— А просят совета те, кто заблудился в жизни, не нашел себя?

— О, их больше всего. Не люблю свою работу, профессию, тружусь только ради зарплаты, в семье любви нет, но живу ради детей, не нашел свой профессиональный путь – вот такие проблемы. Еще те, кто заблуждается в вопросах веры. Считаю, колеблется тот, кто изучает веру. Не надо сравнивать с другими религиями — еще сильнее запутаешься. От меня многие уходят с уверенностью, что вера, оказывается, вместе с ними. По идее человек не должен искать ее где-то, кроме себя. Еще говорят, на Бога надейся, а сам не оплошай. Заметил, часто сомневаются, многого не ведают городские. Те, кто не косил сено, не колол дрова, не пас домашнее животное, не охотился, не рыбачил, откуда могут знать обряды, обычаи?

— У меня к вам тоже вопрос — человеку стоит ехать туда, где он долго не был?

— И об этом интересуются. Например, человек через двадцать лет едет на родину. В якутском учении говорится, что посещать давно забытые места опасно. Если не следовать некоторым правилам и обычаям, то может в скором времени случится неладное… Но необходимо просто выполнять некоторые указания, тогда все будет хорошо.

— В Доме Арчы можно просто посидеть, привести душу в порядок? Есть такая комната?

— Конечно. Люди стараются заходить в комнату Арчы. Кто просто посидит в тишине, кто проведет сиэр-туом, то есть обряды – разведет огонь, положит на печку оладьи. Чтобы сбылось желание, избавиться от болезни. Люди уходят счастливые, успокоенные.

— В колонии Табаги недавно открылся храм якутской веры.

— Это очень хорошо. В колониях всегда была потребность в храмах. К слову, после освобождения человек сразу приходит сюда, в Дом Арчы, с желанием очиститься, начать новую жизнь. Мы над ними проводим обряд очищения и алгыс.

Целители от Бога

— Один близкий мне человек много лет сильно болел. Все врачи разводили руками, в конце концов отказались. Тогда он помолился перед древней чудотворной иконой Пресвятой богородицы в Храме рождества пресвятой Богородицы, поговорил с батюшкой. Помощь пришла почти сразу – лечение у народных якутских целителей с помощью их энергии. Когда он явился к ним на прием, на стене висела икона Пресвятой Богородицы. Получается, настоящие народные целители от Бога. А ведь Церковь запрещает ходить к ним.

— Мы с русскими прожили бок о бок почти 400 лет. С тех пор мы много им отдали и много переняли от них. В старину в якутском балагане можно было найти образы Троицы, Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы. Еще с собой носили маленькие складные иконки. Одновременно следуя своим якутским языческим обычаям, традициям, обрядам. Мы знаем все праздники – Спасов, Николин дни и другие. Это все пришло от русских. И наши предки не чуждались их. Так что считаю, разногласий не должно быть. Тэрис и Владимир Кондаков в этом вопросе противоречий не видели, были демократичными людьми. К слову сказать, в якутском храме имени Владимира Кондакова работают народные целительницы, ученицы Владимира Алексеевича, который при жизни создал Академию народных целителей. По его мнению, верующий человек должен освоить народное лечение.

— А кто такие народные целители?

— У народа саха, как и других народов, существовало традиционное целительство. Поскольку человек склонен к различным болезням, каждая якутская семья имела минимум знаний про некоторые виды болезней и могла без участия специального подготовленного целителя вылечить эту хворь. Семейные традиции тоже шли из глубины веков. Но целители, которые специализировались по серьезным болезням, проходили специальное обучение по направлениям: костоправы, они лечили переломы, неправильно сросшиеся кости и так далее. Травники занимались сбором целебных трав, лечили людей отварами. Кровопускатели, особые целители, способом кровопускания застоявшийся крови вылечивали человека. Исцеляли способом прижигания и так далее. Все эти знания они привили себе от предков. Каждый целитель имел своего учителя. Их называли «идэлээх дьон», по-современному, они профессионалы своего дела. На моей малой родине до середины 20-го века жил великий целитель, его при жизни звали Кыһыллаан ойуун (Шаман Кыhыллан). Рассказывали, что летом его двор был полон людьми. Однажды он спас женщину, ребенок которой уснул в утробе.

Не потеряем ысыах — не потеряем и веру.

— Скажите, якутский человек насколько верующий сегодня?

— Говорят, вера только сейчас зарождается. На самом деле наши предки сквозь годы советской власти несли ысыах, готовили кумыс и мясо (по старинке «утэhэ»), проводили игры, правда, в 70-80 годы исчез алгыс, и ему на замену пришли доклады, награждения. В советские времена ысыах ведь могли потерять, но якутский народ его сохранил, несмотря на запреты советской власти. Был же период, когда фольклор оставляли прошлому – олонхо, осуохай. Ысыах – время, когда наши божества приближаются к нам, это время веры. Не потеряем ысыах —не потеряем и веру.

Вот пишут, на ысыахе побывало 200 тысяч человек. К этому числу прибавьте еще ысыах в улусах, наслегах. Почему саха идет на ысыах? Потому что верит. Сомневаюсь, что кто-то скажет: «Ээ, обойдусь без ысыаха!». В течение последних двадцати лет вера людей только усилилась. Это видно еще из осуохая, хомуса, якутской национальной одежды. Сейчас якутские женщины заранее изучают в книгах национальный костюм и только потом шьют. Мастера тоже приходят к нам за советом – какой узор выбрать. В общем, наблюдая за тем, сколько народу приходят в Дом Арчы и на ысыах, можно ответить на ваш вопрос положительно.

— Мне ближе ысыах старых времен, советских. Помню еще прекрасный ысыах на ипподроме в середине 90-ых. Это, конечно, чисто субъективное мнение, но мне кажется, тогда больше души и тепла было, не в обиду будет сказано организаторам этого праздника. Может, просто воспоминания о детстве и юности играют роль?

— Не только у вас такие мысли. Я тоже очень тепло вспоминаю. Одежду, сшитую мамой, еду. Нас было восемь детей, и мама всем шила одинаковые наряды. Помню, мы очень уважали старших. Недавно в Немюгю хотели устроить ысыах чисто по старинке, без шоу, но запретили. Тэрис поддерживал такую идею —  реконструкцию фольклорных материалов. Владимир Кондаков тоже хотел тишины. Сейчас бывает, проходит алгыс, а рядом идут танцы, и человек устает. Ведь после алгыса хочется приобщиться к вере. В тишине. Но сегодняшний первоклассник через двадцать лет так же воскликнет – о, как душевно было тогда! (смеемся).

— Если Дом Арчы превратится в якутский храм, каким вы его видите?

— Зависит от того, кто придет. Если Аар Айыы, то у них слаженное учение. У них есть своя особенная библия. Собрав все сочинения Владимира Кондакова, его последователи выпустили одну большую книгу наподобие библии. Я никому не отдаю предпочтение, для меня одинаково ценны учения Тэрис и Кондакова, особенно их алгыс.

— Сегодня деньги стали богом. Конечно, чтобы прокормить, одеть, содержать семью, но люди часто стали забывать свое предназначение. Хорошо было бы, если бы современный человек кроме зарабатывания денег понял, что нужно обеспечить своим родителям спокойную старость, чтобы они в мир иной они отошли без осадка в душе. Как ни крути, все равно возвращаемся к Богу.

Ксения Авера, SakhaDay