Если рабочую неделю сократят, россиян ждет эмоциональное выгорание. Как проводить выходные?

В России развивается дискуссия о необходимости сократить рабочую неделю. Одной из причин перехода на четырехдневку может стать синдром эмоционального выгорания — в июне 2019 года на Всемирной ассамблее здравоохранения это явление было официально признано болезнью. Проблема становится все более актуальной, в России ее пока не замечают, говорит психолог Павел Пономарев. Но, по его словам, при введении четырехневной рабочей недели эмоциональное выгорание у большинства россиян может только усилиться.

— Что подразумевается под термином «синдром эмоционального выгорания»?

— Подразумевается комплекс проблем: это может быть расстройство сна, потеря аппетита, снижение либидо и, конечно же, низкая производительность по основному виду деятельности. Иногда человек хочет уйти с работы из-за эмоциональной усталости. А бывает и так, что люди, не замечая развития синдрома, продолжают работать, но результатов это уже не приносит ни им, ни работодателю. На мой взгляд, второй вариант гораздо страшнее.

— Представители каких направлений и профессий наиболее подвержены синдрому?

— В первую очередь, это свойственно всем профессиям, где нет переключения с одного контекста на другой. Например, на монотонных производствах — получается некий «человек-машина». Но в гуманитарных профессиях синдром также встречается — если деятельность связана с определенным спектром эмоций, который не меняется. Вообще данный синдром лучше всего «приживается» в сферах, где есть нерешенные системные проблемы. Часто выгорание провоцируется элементарным увеличением нагрузки.

Остановимся на школах. Скажем, педагог вдруг стал агрессивным — постоянно кричит на учеников, унижает их, бьет. А раньше был абсолютно интеллигентным. Что же произошло? Вполне вероятно, класс доукомплектовали парой-тройкой хулиганов — часто они из неблагополучных семей. И эти ребята высасывают из учителя всю энергию. Но решить проблему он не в состоянии — нельзя же их навсегда удалить из класса. Да, таких детей, наверное, можно и нужно перевести на домашнее обучение. Но пока это решится на уровне директора, сам учитель будет уже выжжен — всего его усилия напрасны.

— В этом году все чаще звучит разговор о сокращении рабочей недели — до четырех дней. Как вам эта идея?

— Я бы не стал категорично говорить о плюсах четырехдневки.

Есть депрессия выходного дня. Это когда человек оттрубил пять дней и не знает, что делать дальше. Худший, но популярный в России вариант — когда люди уходят в ночь с пятницы на субботу на вечеринки.

— То есть отдыхать в пятницу вечером — противопоказано?

— В таком случае человек противоречит потребностям собственного организма. То есть ему нужен покой. А вместо этого продолжается нагрузка на нервную и сердечно-сосудистую систему. Получается замкнутый круг — человек устает везде. Эффективность даже двухдневных выходных может вырасти, если люди научаться правильно отдыхать и переключаться.

В затяжных выходных, кстати, есть еще одна важная проблема: может возникать расстройство навыков из-за ухода в расслабленное состояние надолго.

— Получается, что от работы вообще лучше «не отключаться»? Есть даже теория, согласно которой, современному человеку не нужен отпуск — за выходные организм восстанавливается. Как вы относитесь к такой точке зрения?

— Все зависит от конкретного человека. Но в целом при системной усталости после пяти-шести месяцев работы, два выходных не могут реализовывать те потребности, которые нужны организму. Более того, для полноценной реабилитации необходимо расстраивать рабочие навыки на длительный период — то есть напрочь забывать про работу.

Нужно учитывать, что восстановление необходимо не только нервной системе, но и костной. Заметьте, что еще с советских времен любые программы санаториев рассчитаны на две-три недели. К тому же сроки реабилитации зависят как раз от степени выгорания.

— Смена работы помогает преодолеть синдром? Что говорит мировая практика?

— Нужно хотя бы менять контексты в рамках работы в одной организации. Минимум раз в пять лет — на это указывает опыт американских корпораций, где менеджементу рекомендуется после этого срока менять направление.

Есть и те, кому нужно в течение года нужно менять если уж не место работы, то хотя бы должности. Да, много примеров, когда сотрудники работают по 15-20 лет в одной организации, но здесь уже возникает вопрос, насколько эффективно. В таких случаях хорошо, если есть карьерный рост. Еще лучше, если в компанию приходят новые сотрудники и ветеран становится ментором для них.

— Все чаще встречается термин «работа на удаленке». Насколько деятельность вне офиса спасает от эмоционального выгорания?

— Исходя из профессионального опыта могу сказать, что люди классифицируются на две категории: те, кто сходят с ума в системе, и тех, кто может помешаться вне ее. Например, если у человека армейский склад ума. Такие просто не знают, как себя занять. Удаленная работа хороша для тех, кто владеет навыками самоорганизации.

— В России синдром эмоционального выгорания воспринимается всерьез?

— Думаю, что для большинства работодателей этот термин по-прежнему воспринимается, как экзотика. Люди, в большинстве своем, воспринимаются рабочими единицами и не более. Особенно в условиях высокой безработицы. Достаточно сказать, что отделы кадров в основном занимаются только поиском соискателей, а не изучением потребностей коллектива.

В США подход иной: в том же Facebook позволяют сотрудникам самим организовывать свое рабочее место. И вообще превалирует подход: «скажи, что нужно для эффективной работы?» Уделяют внимание мелочам. Недавно ознакомился с исследованием, проведенным американскими коллегами. Они выяснили, что хамство имеет колоссальный эффект на трудоспособность. Если сотрудник попадает в зону стресса и его оскорбляют, то производительность труда падает на 350 процентов.

— Как избежать встречи с синдромом эмоционального выгорания?

— В первую очередь — правильная профориентация. Если в юности человек не определился, что ему по душе — шансы на скорое выгорание возрастают в разы. Часто молодежи мешают семейные традиции и отсутствие выбора — особенно если в семье все исторически работают по одной специальности.

Ura.ru

Загрузка...