История одной фотографии. Нихао, догор!

В журнале «Народный Китай» за № 21 1956 года была напечатана статья заместителя председателя Подготовительного комитета по созданию Научно-исследовательского института языков национальных меньшинств при Академии Наук Китая Фу Мао-цзи «О письменности национальных меньшинств», передает SakhaDay.

Узнав такую интересную информацию, дирекция Якутского республиканского краеведческого музея имени Емельяна Ярославского обратилась в правление Общества китайско-советской дружбы с просьбой послать в их адрес справку о китайских якутах – много ли их, в какой провинции они живут, когда они попали в Китай, какой общественный строй был у них раньше, чем занимаются, небольшой словарный материал.

В ответ они получили интересное письмо от заместителя генерального секретаря Общества китайской-советской дружбы Гэ Бао-цюаня, адресованное на имя директора музея Марии Васильевны Местниковой, в котором говорилось:

«Уважаемые товарищи!

На Ваше письмо № 204 от 11 декабря 1956 г.

С Вашей просьбой мы обратились в Институт филологии нацменьшинств при Академии Наук Китая, в ответ которой получили следующую краткую справку о китайских якутах: «Китайские якуты живут разбросанно в горах Хингана в северной части аймака Оргуна сейма Хулунбера во Внутренней Монголии. Говорят, что они переселились сюда более 90 лет тому назад из Сибири, не вынеся угнетения царского царя.

Они говорят по-якутски, некоторые из них владеют русским языком. Их фамилии, как у русских. Численность якутов около 200 человек, ведут охотничью жизнь. Бывают такие случаи, когда содержат оленей. Якуты –  хорошие стрелки.

Наряду с этим посылаем вам 6 фотоснимков, знакомящих с жизнью китайских якутов».

Письмо китайских товарищей вызвало большую заинтересованность дирекции музея, которая тотчас же информировала общественность республики через газету «Социалистическая Якутия».

В апреле 1957 года в Китае была организована фотовыставка о стране с разделом «Китайские якуты». В небольших комментариях выставки подчеркивалась гуманная политика китайского руководства и китайского народа в отношении национальных меньшинств страны. Дирекция музея высказала необходимость установления культурных связей, изучения истории своих сородичей, оказавшихся в Китае.

В те годы началась переписка между якутянами и китайскими якутами и эвенками. По свидетельству Ивана Нуолура (Винокуров), он в 1958 году получил ответ на свое письмо от Ивана Дмитриевича Сологонова – жителя Аргуньского хошуна Хулунбурского аймака Внутренней Монголии КНР, эвенка по национальности. В письме Сологонова указывалось, что он и его сородичи занимаются охотничьим промыслом и оленеводством, знают эвенкийский, китайский и русский языки. Автор считал, что его предки, вероятней всего, появились из-за Амура.

Иван Сологонов писал своему адресату о том, что их в Аргуньском хошуне проживает 33 семьи – всего около 140 эвенков, что он является председателем комитета народных представителей поселка Усть-Уравой. Супруга автора Татьяна работала медсестрой в больнице, у них было два сына – Володя и Витя. У самого Ивана Дмитриевича было семь братьев: Максим, Степан, Семен, Петр, Макар и другие.

Сологонов также сообщал, что он слабо знает русский язык, тем не менее сносно писал по-русски: «Я ни у мею писат, мене здес некому писат, мой друзья хочат с вами снакомится…». Он интересовался тем, как живут в Якутии эвенки: созданы колхозы или совхозы? Есть ли умеющие писать на эвенкийском языке? В конце письма подчеркнул свою радость от полученного письма, которое читали всем поселком и просил передать привет всем якутам. Интересно отметить, что китайское имя Ивана Сологонова – «Кундэ».

К сожалению, ухудшение советско-китайских отношений в конце 1950-х — начале 1960-х годов приостановило наметившиеся тенденции к установлению тесных культурных связей между якутами и их китайскими сородичами.

По данным краеведа Ивана Березкина, в 40-х годах XIX века из Даурии пересек Амур в сторону Китая уроженец Ботурусского, ныне Чурапчинского, улуса «Огус харага» (Бычий глаз) со своими ближайшими родственниками. По свидетельству другого известного краеведа, поэта Ивана Федосеева-Доосо после гражданской войны более ста якутов оказались в Харбине. Все эти отрывочные свидетельства позволяют сделать вывод о том, что на территорию современной КНР якуты могли перебраться в течение довольно длительного периода и в результате составить относительно компактную группу населения с сохранением своего образа жизни, языка, обычаев и других элементов культуры.

Замечания Института филологии национальных меньшинств при Академии Наук КНР относительно того, что якуты носят русские фамилии и владеют русским языком, говорят о том, что они могли оказаться на территории Китая после значительного распространения православия в Якутии. А это относится к рубежу XVIII-XIX веков. Этим объясняется, что среди имен китайских якутов, запечатленных на фотокарточках, встречаются имена Шура и Лена.

Кстати, в 1979 году в Нью-Йорке вышла фундаментальная работа трех американских авторов «Китай сегодня» (China Today). В ней большое место отведено анализу национального состава современного Китая. В списке национальных меньшинств упоминается народность «сагджа» (саха) численностью около 800 человек. Авторы указывают, что они живут в горах Хингана, занимаются охотничьим промыслом и их язык тюркский. Есть основание полагать, что речь, возможно, идет о китайских якутах.

Георгий Спиридонов, Sakhaday.ru

Снимок из газеты «СЯ»: «Жилище китайских якутов»

(Опубликовано в «АиФ на Севере»)

 

Загрузка...