«Моя жизнь превратилась в мучение», — жительница Якутска пожаловалась на неудачную маммопластику

Более года жительница Якутска Мария не может наклоняться, спать на боку и надевать красивое белье. После маммопластики в клинике Якутска ее жизнь превратилось в сплошное мучение. Между тем, врачи клиники уверяют, что все в порядке, и претензии Марии выдуманы.

«После родов грудь пятого размера стала неэстетичной, меня не устраивала. Поэтому я решилась на установку импланта. Обратилась в «Виктори-клиник». Пластический хирург Дмитрий Егоров заверил, что все решаемо. Операцию провели в январе 2017 года.

 Через 2,5 недели, 2 февраля, сняли швы, и под грудью образовалась гнойная рана, несмотря на соблюдение мною всех рекомендаций. Рана заживала, доставляя мне сильный дискомфорт.

Через некоторое время хирург разрешил мне снять компрессионное белье и спать на боку. 18 марта, когда я легла на правый бок, имплант встал боком, я его потрясла, и он встал на место», — рассказывает Мария журналисту SakhaDay.

2222222222222222222222

Испуганная Мария обратилась к хирургу.

«Он не отвечал мне дней десять. Когда я добилась приема, он сообщил, что я должна спать еще полгода на спине. Хотя обычно врачи рекомендуют всего 2 месяца.

Все эти полгода я носила компрессионное белье и спала на спине, четко соблюдая рекомендации.

Во время очередного приема я пожаловалась хирургу и спросила, почему моя грудь провисает, ребрится, чувствуются края импланта, и при нагибе он провисает и растягивает кожу. Егоров мне сообщил, что это нормально, и у 40% оперированных женщин такое наблюдается.

Он предложил подтяжку за 19 тысяч рублей», — из претензии Марии, направленной в клинику.

В июне Мария почувствовала, что имплант сполз в подмышку, и когда она опять, в который раз обратилась к хирургу: «На осмотре он сказал, что, все красиво, но уже посетовал, что у меня плохая кожа и он вообще не хотел браться за операцию».

«Когда я приехала в очередной раз в клинику, мне предложили новый имплант стоимостью 60 тысяч по рассрочке плюс 20 тысяч за расходники,  — продолжает Мария. — При этом в договоре указан гарантийный срок в 1 год. То есть они должны были исправить ошибку бесплатно. Да, они предлагали поставить другой имплант, который не блуждает по телу. Но предлагали платно.

После того, как я попросила выписку, в клинике написали в ответе, что я не являлась на осмотры! На самом деле я их выпрашивала.

***

Сейчас импланты в грудях расположены несимметрично, вокруг них образовалась вода. Никакой эстетики, груди квадратные, когда лежу, виден имплант. И я до сих пор ношу компрессионное белье. Без белья грудь провисает вниз и доставляет дискомфортные ощущения. Это не больно, но странно. Не могу наклоняться, так как стоит наклониться, импланты провисают, это создает дискомфортное ощущение. Не могу, например, мыть полы. И перед критическими днями испытываю сильные боли в груди.

Я чувствую себя непривлекательной женщиной. У меня испортились отношения с мужем. Не было дня, чтобы я не думала о груди, она все время давала о себе знать.

На все мои претензии отвечали, что у меня низкая грудная клетка, а то, что висит, это плохая кожа. Для таких случаев, мол, требуется постоянная подтяжка.

Вариант, который меня бы устроил: мне нужна следующая операция, иначе вся жизнь превратилась в ад. Но я уже не могу смотреть на врача, слушать его, и невыносимо представить, что он будет меня опять оперировать. С той же улыбкой он говорил, что все в порядке, когда я страдала и нуждалась в помощи.

 Я не могу переступать порог их клиники, где врачи столько раз не признавали ошибку. Расскажу лишь об одной из многих встреч, где состоялась встреча с главным врачом. Во время разговора присутствовал  финдиректор, который стал давить на меня. Это огромный мужчина вальяжно расположился передо мной, и разговаривал довольно грубо. Мне показалось, что он давил на меня, растерянную слабую женщину, не пытался войти в мое положение. Я ушла совершенно деморализованная. Чувствовала себя брошенной и подавленной.

При этом я убедилась, что все пластические хирурги повязаны, они не выдают своих. В одной из других клиник эстетической медицины врач признал, что имеется ассимметрия, разные соски, и что швы необходимо иссекать, но отказалась выдать заключение».

***

Мария считает, что  выход один – возврат денег, на которую она сделает повторную операцию. Такие операции стоят на 100 тысяч дороже, поскольку нужно вынимать импланты.

«Я требую в полном объеме вернуть сумму, потраченную на операцию, а также расходы на дополнительные консультации и услуги врачей. Также настаиваю на компенсации морального ущерба в размере 100 000 рублей за возникшие в связи с последствиями от операции и отношением к моей проблеме сотрудников моральные страдания», — из претензии Марии к клинике.

«За операцию я заплатила 196,5 тысяч рублей и плюс за лечение кардиолога. Всего 210 тысяч рублей.

Денег на адвокатов у меня нет. Я не знаю, куда обращаться.

И я хочу предупредить девочек, которые мечтают о маммологии, о возможных последствиях», — продолжает она.

Впрочем, она сообщила журналисту, что готова на переговоры, и согласна будет на оплату ее операции у другого хирурга.

Почему же она не озвучила это руководству клиники? Как сообщила Мария, она постоянно обращалась за помощью в клинику, вначале устно, затем письменно. У нее имеются ответы клиники, в котором указывается, что операция прошла успешно.

***

Пластический хирург Дмитрий Егоров сообщил журналисту Sakhaday, что операция, в принципе, успешная, но есть недостатки, объясняющиеся особенностями организма.

—  Я не считаю, что операция, сделанная данной пациентке, является неудачей. Мы согласовали с Марией введение импланта 350 кубов, и была сделана подтяжка и перемещение соска. Какие-то недостатки являются индивидуальными особенностями клиентки. Единственное, в чем я себя виню – не надо было делать ей операцию. У Марии был отвод кардиолога, противопоказания по сердцу, но она меня просто упросила. Я ее пожалел, поскольку грудь у нее была действительно неэстетичной. Да и как медик я должен был учесть ее психологическое состояние, как правило такие женщины эмоционально нестабильны, не знают, чего хотят.

Все что говорит Мария – на 90% выдумка. Мы предлагали улучшить состояние. Но у нее денег нет. В то же время согласен, что есть некоторые недостатки.  Такое бывает, если пациент не выполнял предписаний врача, не ходил на осмотр.

Мы предлагали пациенту коррекцию по поводу якорного рубца и повторную операцию по поводу отсутствия симметрии. Имплант не образовал плотную капсулу, это осложнение. Грудь растянулась – это нормальное явление при инородном теле. Ведь это целых 350 грамм, почти полкилограмма! Как правило, если растягивается грудь, то постоянно приходится ушивать кожу. И если он двигается, то мы можем поменять его на другие менее мобильные импланты. Как правило, при повторной подобной операции достигаются хорошие результаты, добиваемся устойчивости. Но, как вы понимаете, у них есть определенная стоимость. Цена более 60 тысяч рублей плюс наркоз, плиз сама операция.

Что касается оплаты, то я готов был оперировать бесплатно, но клиника не согласилась взять на себя расходы по наркозу и другим статьям, поэтому была предложена определенная цена со скидкой.

Что касается постоянного ношения компрессионного белья, то пора уже его снять. Ее страх того, что не может наклоняться, то думаю это уже фобия. Практически все сделанные груди сидят низко, красиво смотрятся только в белье. Если Мария наденет белье, то грудь у нее будет выглядеть потрясающе.

Ей поможет повторная операция, но если ее будут делать в другой клинике, то хирурги могут не участь особенностей, и опять будут недочеты, и она пойдет по кругу. Таких случаев много.

Все люди ждут чуда. Но его нет. Удачно проходит операция только у тех людей, у которых вообще нет молочной железы. Надо учитывать, что грудь меняется, меняется сам организм, меняется гормональный фон.

Чтобы защитить и пациента, и врача от таких случаев, необходима страховка. Но до этого мы еще не доросли. Я сочувствую пациентке, и надеюсь, что смогу помочь.

***

Мнение юриста:

«Дела такого характера доказываются только судебно-медицинской экспертизой, которая назначается в судебном порядке. Потерпевшие могут пройти экспертизу сами, но не факт, что суд ее примет.

Не секрет, что у нас в стране медицинское законодательство очень слабое, кроме того, у врачей развита круговая порука, или мягко выражаясь, корпоративная этика. Тем более в нашем маленьком городе доказать вред будет очень сложно».

Как стало известно Sakhaday, этот же юрист ведет сейчас дело еще одной клиентки, пострадавшей при процедуре маммопластики. У нее возникли осложнения после операции из-за простуды. «Это дело тоже неоднозначное, нельзя делать сразу же какие-то выводы», — осторожничают юристы. Впрочем, что гадать? Мы уже знаем о позиции клиник в таких делах: во всем виноваты сами клиенты.

***

Мария, понимая сложность таких дел, хочет объединиться с другими пострадавшими от пластических хирургов, чтобы делиться опытом и помогать доказывать правду. Можно связаться через нас по электронной почте  sakhaday@bk.ru.

Sakhaday.ru

Добавить комментарий