«Мы к государству в карман не лезем, и к нам не надо лезть», — владелец судов на воздушной подушке Борис Строев

Этот сезон для владельцев судов на воздушных подушках, «Хивусах», оказывающих услуги по направлению Якутск- Нижний Бестях, выдался крайне нервным.

Как считают перевозчики, в их деятельность неправомерно вмешалось государство и … все испортило. Представителям Госкомцен-РЭК и Минтранса внезапно показался завышенным тариф в 2000 рублей, по которому перевозят людей уже девять лет. Попробовали договориться – не получилось. Попробовали заставить снизить – тоже не получилось.

1

В результате, в прошедшую пятницу капитаны отказались везти пассажиров. В выходные они продолжили перевозить людей по тарифу две тысячи рублей, который они считают экономически обоснованным.

2

***

Журналист SakhaDay побывал на паромной стоянке.

На берегу стоят двадцать «Хивусов». Подходим к пятерым мужчинам, которые что-то обсуждают.

— Здравствуйте. Ездите?

Да, конечно.

— Вчера бастовали?

Мужчины бурно протестуют:

— Нет, просто на ремонт встали.

— Не было забастовки, вы с чего взяли?  Это СМИ неправильно написали.

— За какую цену сейчас возите?

За две тысячи рублей.

— Снижать не собираетесь?

— Может позже. А сейчас нет, поскольку очень тяжелая ситуация.  После каждого захода приходится вставать на ремонт.

— Сколько рейсов делает один «Хивус»?

— Два всего. Если повезет, три.  

— Народу много?

Мало народу. 20-25 человек в день.

***

К беседе присоединяется бригад воздушных подушек Борис Алексеевич Строев – крепкий мужчина с загорелым обветренным лицом в капитанской фуражке. Настоящий речной волк. Говорит он живо, взвешенно, во время разговора легко переходит на якутский язык.

5

Позже он рассказал, что работает на реке уже 25 лет. Начал работать на переправе «Якутск-Нижний Бестях» с простой лодки. 11 лет тому назад взял в аренду первую воздушную подушку. Постепенно сформировалась бригада. Сейчас в парке 20 воздушных подушек, четыре «Тайфуна». Все работники – местные.

— Добрый день, что вас интересует? Да, в субботу мы были вынуждены встать. Это была не забастовка, а акция. Даже не акция… Просто ходят к нам каждый день представители Минтранса. Они установили нам тариф пятнадцатилетней давности – 1 тысячу рублей. Когда мы уже девятый год возим за две тысячи рублей. Мы же посчитали расходы и все прочее. За это время все выросло в разы: бензин, запчасти подорожали во много раз. Считаем, что мы возим по нормальной цене.

А нас вдруг начал Госкомцен-РЭК штрафовать. Вначале штраф предписали 50 тыс. рублей, во второй раз этому же человеку выписали 100 тысяч рублей. Кому охота платить такие штрафы? И мы встали. Народ в пятницу стал бунтовать, а чиновники сразу ноги сделали.

— Как вы думаете? Почему это произошло?

Это все затеял один человек.

— Вы про министра транспорта Семена Винокурова?

— Конечно. Все идет с его подачи. У нас все было организовано, удобно  и для нас, и для населения. И тут внезапно вмешалось государство. Мы в государев карман не лезем, и к нам не надо лезть. Мы не наглеем, цены держим те же, по которым работали девять лет назад.

— Раньше претензий к стоимости не было?

— Раньше все нормально было. Перед навигацией нас приглашали с Николаем Высоцким в Минтранс республики. Все знают, что у нас такой тариф.

А тут раз – звонок: «Почему тарифы подняли?». Отвечаю: «Мы же не первый год работаем. Вы что только очнулись?». И начался сыр-бор. Потом Госкомцен начал нас таскать по совещаниям, какие-то хронометражи снимать, подсчитывать, сколько мы перевозим пассажиров, продукции. Грузы, которые мы перевозим по безналу, приписали к пассажирам… Думаю, это чей-то конкретный заказ.

IMG_7679

Борис Алексеевич признается, что вынужден теперь постоянно находиться на берегу, так как боится провокаций:

— Они (чиновники) начали проводить провокации. Подходит воздушная подушка, представители Госкомцен подходят к пассажирам и просят подписать бумагу о том, что он не согласен с тарифом в 2 тысячи. Предлагают пожаловаться. Пассажиры, конечно, подписывают. А под моей лицензией находится десять «Хивусов», и выходит, что жалуются на меня. Пять человек пожаловались на Строева, надо принять меры.

Вот такой сезон у нас выдался. Очень трудный, нервный. Впервые за 25 лет такой тяжелый сезон. Раньше мы с Минтрансом дружно жили. Не сказать, что прямо ладили, но все непонятные ситуации решали в рабочем порядке. А так, чтобы конкретно палки в колеса вставлять – такого еще не наблюдалось.

***

Борис Строев удивляется комментариям в соцсетях, которые приписывают перевозчикам баснословные заработки.

— Сколько стоит один «Хивус»?

— Четыре миллиона. С приходом один пароход СВП обходится 4,5 млн.

— Сколько времени в году длится перевозка на воздушных подушках?

— 15-го апреля официально закрывается дорога. Мы выходим примерно 20-го. До 1 мая мы практически стоим без работы, так как машины ходят несмотря ни на что. В этот период мы держим ценник в 1 тысячу рублей.

С 1 мая, как только дорога начинает ломаться, с тысячи перескакиваем на две тысячи. Так всегда было. Интенсивно работаем полмесяца. Иногда из-за заторов можем простоять несколько дней. Все зависит от реки. Весенняя и осенняя работа в общей сложности занимает 40 дней.

— Вы можете сказать, сколько зарабатываете в среднем?

— Все зависит от навигации. Ну в среднем… (вздыхает). Немного и по-разному. Я ведь должен и семью кормить. Иначе какой я бизнесмен. Ради чего мы работаем…

Я понимаю, если бы нас субсидировали, тогда они вправе были бы диктовать цены. Но этого нет и не будет. Они утверждают, что не положено нам субсидий. Тогда пусть не мешают.

— Но вы же не в убыток себе работаете?

— Вы знаете, мы не миллионеры. Мы все в кредитах. Я, к примеру, в банке два года назад взял пять миллионов. Живу в съемной однокомнатной квартире с семьей сына. Мне уже 62 года.

Вот вы говорите, не в убыток… У нас ведь затраты колоссальные. После весны-осени баллоны и двигатели меняем. Полностью заказываем в Нижнем Новгороде. Чтобы все переобуть требуется 800 тысяч, плюс еще движок 200 тысяч рублей. Вот и подумайте сами. Плюс клепочная работа, сварочная работа, аренда гаража. Зимой мы постоянно на ремонте. Нюансов и затрат очень много, поверьте. Это же спецтехника и запчасти на нее очень дорогие. Нижний Новгород с каждым годом повышает цены на 30-50%. А нам деваться некуда.

— Что будете делать, если повторно начнут требовать снизить цену?  

— Мы опять встанем.

Аида Иванова