Трепанация черепа в якутской больнице вызвала множество вопросов

В Нерюнгри разгорается скандал, связанный со смертью пациентки в результате трепанации черепа в районной больнице. Известный общественник Александр Силин обратился в следственные органы с заявлением о том, что 24 февраля была проведена операция человеком, на тот момент не трудоустроенным в ЦРБ.

Силин считает, что хирург Николай Ильин, проводивший операцию, был принят на работу в Нерюнгринскую больницу лишь 26 февраля, таким образом 24 февраля он был фактически посторонним человеком, прохожим, взявшимся за трепанацию черепа. По его словам, на операцию медика направил ио замглавврача Игорь Захаров, который позже уволился.

В пояснении, которое имеется в распоряжении Sakhaday Ильин ссылается на ургентную, то есть экстренную помощь.

index

Имел ли он право проводить операцию?

Главврач Нерюнгринской ЦРБ Алексей Яворский сообщил Sakhaday следующее:

«Здесь есть люди, которые порочат персонал больницы. Эти вбросы — их рук дело. Операцию провел наш новый сотрудник. Захаров не увольнялся, он работал временно». Но ясности главврач не внес: «Сейчас организована служебная проверка по данному происшествию. Разбираемся. Ждите официальную информацию».

В Минздраве оперативно прокомментировать ситуацию также не смогли.

Sakhaday связался с Иннокентием Михалищевым, сыном пациентки, которой была проведена неудачная операция. Он рассказал нам о злоключениях, которые действительно потрясают.

Его мама Валентина Ивановна поступила в больницу с жалобами на головную боль. По какому-то трагическому стечению обстоятельств уже в больнице она получила травму головы, впала в кому. И лишь после смерти у нее был обнаружен рак легких 4 степени.

«Моя 65-летняя мама поступила в Чульмансккую больницу с головной болью и рвотным рефлексом, с жалобами на плохой аппетит. Подозревали неврологию и повышенное давление, лечили видимо от этого. Там же в больнице она получила травму головы в результате падения и впала в кому. Почему ее отпустили и не предприняли никаких мер, обеспечивающих безопасность, это уже другой вопрос. Ее отправили в Нерюнгринскую больницу и экстренно сделали операцию по трепанации черепа для удаления гематомы. Через день мама умерла.

В заключении о смерти написано о раке легких и тупой травме головы. Странно, что еще полгода назад во время флюорографического исследования никто не нашел ничего подозрительного. В Чульмане у нее взяли множество анализов, но выявить рак легкого не могли. Установили его лишь при вскрытии».

Недавно у Иннокентия скончался от онкологии отец, которого врачи определили в хоспис в Кангалассах и фактически отказались от него.

Иннокентий признается, что чувствует беспомощность от столкновения с медицинской системой:

«Моя мама 25 лет работала в школе, преподавала немецкий язык. Батя работал геологом. Они так надеялись на помощь и хотели жить. А их не попытались вовремя спасти и хотя бы облегчить уход. Перед отправкой в Якутск у отца теряли анализы. Все тянули с июля. В результате мы поступили только в октябре. Отцу даже швы перед смертью не потрудились снять. Мама поступила в больницу с повышенным давлением, а в результате кома и рак легких».

***

Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) на публикацию в интернет портале «Sakhaday» «трепанация черепа в якутской больнице вызвала множество вопросов» сообщает, что проводится служебная проверка. По результатам проверки, с учётом всех обстоятельств произошедшего, будет дан официальный ответ.

Sakhaday.ru

Загрузка...