В Якутске женщина с четырьмя детьми оказалась под угрозой выселения после смерти мужа

В Якутске молодая вдова с четырьмя детьми оказалась под угрозой выселения. В полном отчаянии она разместила пост в Ykt.ru.

В нем Валентина Сокольникова сообщила, что ее муж, будучи сиротой, получил квартиру в доме по улице Билибина. Осенью прошлого года муж Вали скончался в ДТП, так и не успев прописать своего ребенка. Накануне к ней приходили из отдела опеки мэрии Якутска, и уведомили, что ей необходимо освободить помещение.

Валя призналась журналисту Sakhaday, что написала пост, потому что ситуация была безвыходной.

22

«Я получаю всего 16 тыс. рублей. На эту сумму мне нужно оплачивать квартплату, взносы в школу, кормить и одевать четырех детей, покупать памперсы и питание для маленькой. Я еле сводила концы с концами. А тут еще мне сказали, чтобы я освободила квартиру».

Журналисту SakhaDay Валя рассказала, как она оказалась в такой ситуации:

«У меня трое детей от первого мужа, с которым мы жили незарегистрированными. Да, я вышла замуж в 15 лет. Мужу тогда было 20. Прожили с первым семь лет.

Почему так рано вышла замуж? Ну потому что родителей не было. Ну как не было… Когда мне было 6 лет, маму мою посадили, папе было не до меня, он наркоман. Меня вначале забрала тетя, потом дед. Училась я в 23-й школе, затем в 27-й.

В первом браке все поначалу было нормально. Он работал на ГРЭС, хорошо зарабатывал. Я поступила в медучилище, но не закончила его, потому что на тот момент у меня было двое маленьких ребенка. Потом в 19 лет вышла на работу санитаркой в Республиканскую больницу. В 20 лет у меня родился третий ребенок».

Брак разладился, когда муж продал свою квартиру. У него появились деньги, на которые он кутил и гулял, вдобавок его обманули при покупке комнаты, рассказывает Валя:

«У первого  мужа была квартира, но он ее продал. На эти деньги он купил комнатку в секционном общежитии на Северной,6. Остальные прогулял, ездил в сауны, рестораны. Позже выяснилось, что его обманули мошенники, продавшие комнату, которые в итоге отсудили комнату обратно.

Муж не приезжий, местный, он наполовину узбек. Поэтому у детей красивые восточные имена. Когда я написала пост. Он вызвал большой резонанс. Многие мне посоветовали подавать на алименты. Но это невозможно – с него взять нечего. Дело в том, что муж после нашего расставания опустился, стал бичом».

***

«В 2010 году я ушла от него с тремя детьми, — продолжает рассказ Валя. —  Младшему было 8 месяцев. Поселилась у подруги в маленькой комнатке. Тогда жила на 7 тысяч рублей в месяц. Так как я всю жизнь жила без прописки, ни на какую социальную помощь я не рассчитывала. Маткапитала добилась с помощью участкового. Иногда спасала тетка. Так и выживала.

В 2013 году сняла комнату за 5 тысяч рублей. Но хозяева постоянно наглели, требовали оплаты вперед. И тут подружка предложила познакомить меня с парнем. А я три года ни с кем даже не встречалась, не до мужиков было. Я отмахивалась, ну куда там, с детьми еще…».

***

Роман с Алексеем был стремительным.

«9 мая 2013 познакомилась с Алексеем. Вместе сходили на праздничный салют. 10 мая он сделал мне предложение, а 12 мая мы пошли в загс. Да, это была любовь с первого взгляда. Я как его увидела, почувствовала, что это мое.

Мы сразу стали жить вместе. В 2016 году Алексей получил квартиру на Билибина. Он работал в нашей УК сантехником и плотником. В компании его ценили. Жили хорошо, дружно, Алексей стал заботливым отцом для моих детей. А они его очень уважали. Конечно, он мечтал о своих, но я уже предупредила, что со здоровьем, после всех этих трудностей и родов,  проблемы.

Поэтому мы были счастливы, когда узнали о беременности. Мы с ним рассматривали снимки УЗИ, ждали нашего ребеночка с нетерпением. Когда забирал меня из роддома с дочкой, то сказал, что ему до сих пор не верится. Девочка Алина похожа на него».

«С Алешей мы жили с 2013 года, в этом году 9 мая мы готовились справить 5 лет. Его не стало, когда нашей дочери было всего два месяца», — сквозь слезы рассказывает Валя.

***

Осенью прошлого года произошла трагедия, о которой Валя не может говорить без слез:

«У Алексея был спортбайк, это было его мужское увлечение. В тот вечер он сказал, что поедет покататься с байкерами. Я не одобряла эти покатушки, но отпустила, понимая, что ему надо развеяться, отвлечься. И он, как чувствовал, оставил нам все деньги, взяв только 300 рублей. В этот вечер я не находила себе покоя. Захотелось курить, хотя никогда не курила. В 1 час ночи – его нет, 2 часа – нет. Я поняла, что с Лешкой что-то случилось: или он в ГАИ, или в больнице.

Помню, когда я приехала в больницу, смотрю, его вперед ногами выносят. А он же живой еще… Я так кричала.

Алексей уходил тяжело, у него были страшные травмы, он перенес три операции. Я сделала все, чтобы как-то ему помочь. Купила противопролежневый матрас, доставала все медикаменты, вплоть до зеленки, питание. Помню, одна ампула какого-то лекарства стоила 2 тысячи рублей. Вот так у нас работает медстрах».

Сразу после рождения Алексей стал собирать документы на прописку дочери. Начальник отдела опеки и попечительства Людмила Танцура выдала ходатайство в адрес ДЖО о регистрации жены и дочери Алины.  31 августа Алексей Белоногов обращался в ДЖО с просьбой прописать свою дочь:

«Когда он был в коме, я подала документы. И получила отказ после его смерти. Аргументировали отказ они так: «Отказано ввиду смерти нанимателя». Потом повторно подала заявление через прокуратуру – опять отказ, причем отказала опека».

***

На Валю в этом году пожаловались соседи. Однако доскональная проверка специалистов из отдела опеки и попечительства мэрии Якутска ничего не обнаружила:

«Возможно есть соседи, которые облюбовали мою квартиру. Больше ничем не могу объяснить эти жалобы. У нас на первом этаже много пьющих людей, уж не знаю, кто решил, что я веду асоциальный образ жизни. Они пожаловались в опеку, что у меня бичарня, что играет музыка. Однако проверки ничего не выявили. У меня и музыку негде слушать, компьютер после смерти Леши так и стоит, не работает».

44

Квартира по Билибина хоть и холодная, но это единственное жилье для Вали с четырьмя детьми:

«Сегодня мне надо что-то решить с квартирой. После того, как я написала пост, в ДЖО заявили, что сейчас мне не о чем беспокоиться, так как по договору найма, срок истечет через три года. Но мне и через три года некуда будет идти. Это не выход».

Аида Иванова, SakhaDay.ru