«Вы будете нас видеть в страшных снах»

Сегодня, 29 августа, в Якутии траур по горнякам, погибшим на руднике «Мир». Тремя днями ранее руководство предприятия объявило о решении прекратить поисково-спасательные работы из-за угрозы затопления шахты. Представители компании «Алроса», которой принадлежит рудник, говорят, что до сих пор не знают о причинах трагедии, но бывшие сотрудники и родственники оставшихся под землей горняков им не верят. В том, что на самом деле произошло 4 августа на горизонте-210 и почему, разбиралась «Лента.ру».

Надежды нет

«С тяжелым сердцем я вынужден сообщить, что надежды на то, что оставшихся в руднике рабочих удастся поднять на поверхность живыми, не осталось. Мы глубоко потрясены произошедшим. Это трагедия для всей компании». Слова соболезнования президента одного из крупнейших в мире производителя алмазов «Алроса» Сергея Иванова накануне Дня шахтеров, 26 августа, цитировали почти все новостные СМИ.

В это время в Мирном на доклад по итогам очередного технического совещания пригласили родственников оставшихся под землей шахтеров. Накануне командир отряда горноспасателей МЧС Сергей Шредер говорил, что речи об окончании спасательных работ не идет.

В зал для пресс-конференций пришли жена и дочь Валентина Мисника, жена и брат Дмитрия Марьина, жены Алексея Власенко и Дмитрия Жукова. Все они прилетели из Белгорода, за девять тысяч километров, спустя три дня после трагедии — 7 августа. Родственников поселили в гостинице с видом на рудник «Мир», где на глубине в несколько сот метров, на горизонте-210 остались их мужья, отцы и братья. За эти три с лишним недели семьи шахтеров успели познакомиться с руководством «Алросы», горноспасателей МЧС и администрацией Мирного, но на последней встрече к ним вышли трое незнакомых в деловых костюмах.

— Попытки недопущения скапливания воды не дали желаемого результата. Сейчас в чаше карьера скопилось 37400 кубометров. Дальнейшее проведение взрывных работ приведет к обрушению подземных выработок. Спасательная операция не может быть продолжена. Учитывая, что прошло столько времени, вы знаете, что ваши горняки погибли. Простите нас, — сказал один из них.

— Где исполнительный директор «Алросы»? Начальник рудника? Президент «Алросы»? Прежде всего они должны нам соболезновать, а не вы, — ответила жена машиниста буровой установки Ирина Власенко под всхлипы других женщин. В Мирный ее муж прилетел всего за две недели до трагедии. Как и остальные белгородцы, ранее он работал преимущественно на поверхности.

 — Мы доведем до их сведения, — пробормотал представитель компании.

— Как нам забрать тела? — сорвался голос Алины Мисник, дочери мастера участка.

 — Ориентировочно через год будет возможность.
— Во сколько оценила жизнь наших мужей «Алроса»? В миллион рублей? — продолжила Ирина Власенко.
 — Во-первых, то, что «Алроса» делает выплаты, не является обязательным. Во-вторых, здесь не идет речь об оценке жизни…

— Нет, речь идет об оценке жизни, — перебила Власенко. — Вы не думайте, что мы от горя ничего не понимаем.

Вода и «Мир»

«У руководства шахты большая трагедия. Вы представляете, сколько денег они потеряли? Им не до родственников сейчас», — говорит Валентин Урусов, бывший рабочий крупнейшего в России алмазного прииска «Алросы» в якутском Удачном. В 2008 году в знак протеста против неудовлетворительных условий труда (аварийные ситуации, переработки и задержки зарплаты) он организовал голодовку, но вскоре был арестован по подозрению в хранении наркотиков и осужден на пять лет.

По словам Урусова, в Мирном, как и других моногородах, не принято выступать против градообразующего предприятия — даже теперь, когда после затопления рудника жителям грозит безработица. До трагедии на подземный рудник в Мирном приходилось 11 процентов добычи «Алросы».

До 2001 года разработка в «Мире» велась открытым способом. За 44 года эксплуатации глубина карьера достигла 520 метров — продолжать стало невозможно. Следующие девять лет «Алроса» вкладывала деньги в строительство подземной шахты. В 2009-м шахта выдала первые тонны алмазной руды.

Уже в самом начале разработки, по данным местных СМИ, был обнаружен мощный Метегеро-Ичерский водоносный горизонт с притоком в карьер высокоминерализованных натрий-калиевых рассолов — со скоростью до четырех тысяч кубометров в час. Для защиты шахты от воды создали «сухую консервацию»: пятидесятиметровый искусственный водонепроницаемый слой из скалы и щебня.

А в 2011 году в «Мире», после двух лет эксплуатации, случилось первое ЧП: «Вышли из строя два насоса, откачивающие воду из карьера. Оставшиеся уже не справлялись, и карьер начало подтапливать. Уровень воды поднялся где-то на 20 метров, а это лишнее давление в 2 атмосферы. Естественно, под воздействием дополнительного давления по микротрещинам вода поступает в шахту», — рассказывал агентству ПРАЙМ первый вице-президент компании Игорь Соболев.

По его словам, наносы не могли установить пять месяцев. За это время приток воды в четыре раза превысил предусмотренный проектом объем, что привело к увеличению трещин в защитном слое. По данным заключения специалистов компании «Гидэк», к июлю 2012 года в «Мире» сложилась «критическая обстановка в части безопасного и эффективного ведения горных работ, обусловленная недостаточностью мероприятий по защите подземного рудника от водопритоков». Геологи установили, что «практические все планируемые и проводимые мероприятия носят временный косметический характер и не приведут к полноценной защите рудника от притока воды из карьера».

К тому моменту толщина защитного слоя составляла не более тридцати метров, рассказал родственникам пропавших шахтеров представитель компании. Но в «Алросе» решили не останавливать добычу алмазов. Вместо этого на дне карьера пробурили 200 скважин, через которые вода попадала в выработки и откачивалась на поверхность насосами, — так называемая дренажная система «Трезубец».

«Физически мы не могли проверить, как распределяется вода. Она пошла мимо систем водоулавливания», — признался на встрече с родственниками погибших шахтеров представитель компании.

«Это равносильно тому, чтобы взять зонт, стоять под дождем, а зонт продырявить в нескольких местах», — отметил чуть раньше бывший вице-президент «Алросы» Юрий Дойников.

О проблемах безопасности он предупреждал еще в 2013 году: «Какой год уже вода течет, непонятно куда. Сегодня шахтеры боятся идти в шахту. Что мы делаем, если у нас по два месяца инженеров по технике безопасности в шахте нет? По идее, нужно шахту закрывать и всех гнать оттуда. А если не поменять сегодня проекты и идти дальше и так отрабатывать, я вам откровенно говорю: завтра при сложившейся ситуации будет столько смертей, что мало не покажется никому!» — заявил он, выступая на слушаниях в парламенте Якутии.

Урусов объясняет внезапную откровенность Дойникова решением о его увольнении и отказе в выплате компенсации в 160 миллионов рублей: «У нас все и так знали о переработках, нехватке специалистов и устаревшем оборудовании. Были сотни производственных травм, которые не раз оканчивались инвалидностью рабочих».

После пламенной речи Дойникова глава республики Егор Борисов объявил о создании специальной комиссии. Однако никаких официальных результатов проверки так и не было обнародовано. В местной прессе это молчание связывают с тем, что мажоритарным акционером «Алросы», помимо Росимущества (33 процента акций), является сама Якутия (также 33 процента акций компании). Прекращать работу рудника, выдающего около трех миллионов карат алмазов высокого качества, никому не выгодно.

Более того, по данным журналистов, Наблюдательный совет компании, который возглавляет министр финансов Антон Силуанов (глава Якутии Борисов — его первый заместитель), требовал оптимизировать производственные расходы. Тогдашний президент «Алросы» Андрей Жарков в конце прошлого года выступил против сокращения долгосрочных финансовых вложений, в том числе затрат на оплату труда и геологоразведочные работы. В итоге он был вынужден написать заявление об уходе со своего поста. Всего за последние 10 лет в компании сменились пять президентов.

«В «»Алросе» понимали, что это опасный объект, поэтому застраховывали жизнь сотрудников», — в утешение родственникам сообщил представитель компании.

«Мы никогда не говорили о смерти»

«Мирный — маленький, закрытый город. Сюда так просто не добраться. Если бы восемь заблокированных шахтеров были местными жителями, о том, что случилось, никто бы и не узнал», — говорит Алина Мисник. По ее словам, руководство «Алросы» до сих пор неохотно идет на контакт с семьями погибших в «Мире».

На последнюю встречу к семьям оставшихся под землей белгородцев пришел руководитель следственной группы Денис Колесников. Он сообщил, что в Мирный приехали криминалисты из Москвы. 7 августа в СК завели дело по ч. 1 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении горных работ). Из офисов «Алросы» изъяли проектную документацию, а также все бумаги, которые касаются эксплуатации объекта, продолжил Колесников: «Независимо от «Алросы» и Ростехнадзора, мы назначаем свою экспертизу. Основные версии: нарушение правил эксплуатации компанией, просчеты при проектировке, либо совокупность этих факторов».

Информацию о проблемах с водоотведением подтверждает и Ирина Власенко: «Когда мы созванивались, Леша рассказывал, что условия ужасные: кругом вода — он приходил со смены мокрый насквозь. Рабочую форму ему приходилось отжимать и сушить. Вода, по его словам, была по колено и даже выше».

Все это время родные и близкие оставшихся под землей рабочих не могли ни есть, ни спать. Они верили, что их мужчины ждут помощи: предположительно, они находились в горизонте на возвышенности в относительно сухом месте, а рядом мог оказаться пожарный кран с пресной водой. Во время прорыва воды штрек забило металлическими трубами, булыжниками и илом. Все, что требовалось от спасателей, — разобрать завалы. Им оставалось пройти всего несколько десятков метров.

«Мы никогда не говорили с отцом о смерти — он не хотел, чтобы мы с мамой расстраивались, — вспоминает Алина Мисник. — Рассказывал только, что вместо обычной восьмичасовой смены работали по двенадцать, без выходных. Отдыхали, только когда что-то ломалось. В компании их торопили, потому что уровень воды поднимается и существующие каналы водоотведения не справляются».

 24 и 29 июля в шахте случился прорыв воды, это подтверждают и в самой компании. Однако подчеркивают, что все показатели были в норме.

31 июля в электронную приемную президента России обратилась жительница Мирного Александра Дубович (номер письма 733813): «Уважаемый Владимир Владимирович, я проживаю в Республике Саха (Якутия), город Мирный. С 25.07.2017 топит МГОК-рудник «Мир». Начальство молчит и ничего не делает. И это уже не первый случай затопления шахты. Что будет с людьми, где они будут работать? У всех семьи и ипотеки. Обычно люди сами убирали следы затопления, латали дыры. Прошу разобраться с этой проблемой».

Жалобу передали в местное отделение Ростехнадзора. Прорыв воды 4 августа произошел во время пересменки. Большинство горняков просто не успели спуститься в шахту. Девятерым не повезло — выбраться спустя сутки сумел только один.

В День шахтера, 27 августа, семьи Валентина Мисника, Дмитрия Марьина, Алексея Власенко и Дмитрия Жукова отнесли цветы и свечи к памятному камню у здания администрации рудника «Мир». К ним присоединились родственники начальника участка Виталия Куликова, горнорабочего Глеба Миронцева, машиниста буровой установки Михаила Неустроева и взрывника Игоря Степанова — их объявили погибшими на полторы недели раньше.

Несмотря на боль утраты, родные шахтеров нашли в себе силы обратиться в трудовую инспекцию Белгорода: выяснилось, что компании-подрядчики «Крот» и «Белспецмонтаж» задолжали своим сотрудникам свыше семисот тысяч рублей, в том числе, по восемьдесят тысяч — Марьину, Миснику, Власенко и Жукову (официальные ответы имеются в распоряжении «Ленты.ру»). Но на этом борьба семей погибших горняков, похоже, не закончится.

«Все здесь остаются: жены с детьми и матери. Речь идет не о материальной компенсации, а о том, чтобы «Алроса» ответила за свои действия. Я буду судиться до конца вашей жизни. В покое здесь никто не оставит вас. Вы будете нас видеть в страшных снах. Вы не только перед Богом и перед судом ответите, но и перед нами», — заявила представителям компании Ирина Власенко.