×

«Белофинны», спецпереселенцы в Якутии. Судьбы депортированных

19:35 - 26.3.2022
«Белофинны», спецпереселенцы в Якутии. Судьбы депортированных

Продолжение публикации воспоминаний очевидцев, архивных материалов о депортации финнов и немцев весной 1942 года.

В этом году исполняется 80 лет насильственному переселению финнов, немцев из Ленинграда и Ленинградской области в Сибирь, далее в Якутию на побережье Северного Ледовитого океана. Постановление о депортации неблагонадежных граждан определенной национальности вышло 15 марта 1942 года. Причем депортировали не только финнов и немцев, но и русских, представителей других национальностей, имевших родственные связи с ними.

Большую исследовательскую работу по этой тематике провел краевед Николай Николаевич Габышев. Он сам более 15 лет прожил в Булунском районе, встречался с живыми тогда еще очевидцами, спецпереселенцами из Ленинграда и области в Сибирь; работал в архивах.

«Нас сразу накормили. И многие умерли из-за заворота кишок…»

По архивным данным, маршрут депортированных финнов и немцев в Сибирь лежал через Вологду, Киров, Пермь, Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярский край и Иркутскую область.

Из-за скученности и антисанитарии у истощенных в блокаду людей начались болезни: дизентерия и тиф.

Голодных, переживших блокаду Ленинграда людей, перед отправкой накормили. Да так, что люди из-за этого умирали.

«Здесь много народу погибло, потому что нам сразу дали хлеба по полкило на человека и суп. Многие, когда это съели всё сразу, умерли от заворота кишок. Дальше нас погрузили в вагоны по 100 человек и повезли», - из воспоминаний Эльвиры Картелайнен. Весной 1942 года ей было 15 лет.
Все этапы следования депортированных охранялись НКВД.

В пути умирали целыми семьями. Трупы разрешали выгружать только на остановках на больших станциях.

Финнов послали дальше на Север

С мая по июнь 1942 года, спецпереселенцы, как называли тогда депортированных финнов и немцев, работали на лесозаготовках в Нижнеудинском и Тайшетском районах Иркутской области. А ведь выселенные из Ленинграда и области в 1942 году финны и немцы могли оказаться в БАМлаге на строительстве железной дороги, которую начинали строить здесь еще до войны, в 1938 году.
«Заметим, что в других местах – Тайшете, Зима, Черемховском угольном разрезе, их не приняли из-за непригодности к труду, вследствие глубокого истощения», - отмечает исследователь депортации финнов Николай Габышев. Впрочем, судьба депортированных уже была предрешена.

В январе того же 1942 года, ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление «О развитии рыбных промыслов в бассейне рек Сибири и Дальнего Востока». И тут как раз оказались депортированные финны и немцы, более-менее знакомые с рыболовством. Так началась вторичная депортация «неблагонадежных граждан определенных национальностей из Сибири дальше в Якутию.

Сколько спецпереселенцев должны были оказаться в Якутии?

«Якутскому Госрыбтресту было дано указание разместить в своих хозяйствах 18 000 человек, подвергшихся депортации», - приводятся архивные данные.

Так, с июня по сентябрь 1942 года, в Якутию прибыло 9080 спецпереселенцев, из которых 4283 финна, 753 были русскими, 618 немцев и представителей других национальностей. Русские были отнесены к категории «социально-опасного элемента», в основном, из-за смешанных браков. Как видим, машина репрессий не щадила никого.

«Полтора месяца ехали в вагоне под нарами»

Из воспоминаний Марии Малинен:

«Мы жили в маленькой деревушке Лимузи на берегу Финского залива. В 1930 году вступили в колхоз, отказаться было нельзя. Колхоз отобрал у нас лошадь, корову и семена для посева. Мы стали влачить жалкое существование. А до этого наша семья считалась середняцкой. Потом началась война.

В марте 1942 года нам объявили, чтобы к утру, мы были готовы к выезду. С собой разрешалось взять груза не более 30 кг на одного человека. Утром прибыли военные машины и все ингерманландские семьи вывезли. Нас было шесть человек: пожилые родители и мы, две дочери. А два наших брата служили в Красной армии, воевали.

В вагоне ехали 1,5 месяца под нарами, столько было народу. Нас довезли до Иркутской области до станции Китой. Здесь мы проработали три месяца на лесопилке.

Затем поступил приказ доставить нас в Якутию. Доехали до Якутска. Здесь нам провели санобработку. И на наше счастье, мы опоздали на караван из барж на Север. И нас повезли обратно вверх по Лене. Остановились на Чуранской (возможно Чаранской, Чаранг в Орджоникидзевском, сейчас Хангаласском районе, - прим.) базе. Здесь мы работали на в подсобном хозяйстве «Якутзолототранса» (через Чаранг раньше проходила трасса на Алдан). Убирали картошку, капусту.

Когда встала Лена, нас развели по другим колхозам. Нашу семью увезли в Синск. Здесь нас настигла холодная и голодная зима. Умер папа.

В марте 1943 года я написала письмо в Орджоникидзевский райком партии в Покровск с просьбой предоставить мне работу. О себе написала, что у меня высшее образование – в 1941 году успела окончить Ленинградский институт советской торговли. И к моему удивлению и радости, мне предоставили работу в Покровске в должности заведующей складом продовольственных товаров!

Через три года спецкомендатура разрешила мне переехать в Якутск для работы экономистом в трест столовых. Но через полмесяца меня уволили по указанию Минторговли ЯАССР за принадлежность к финской национальности, которым, как объяснили нам, «нет доверия». Я тяжело переживала увольнение. В эту трудную минуту меня поддержала мама».

Позже она все же добилась, чтобы ее приняли на работу. И не кем-нибудь, а товароведом на базу «Главтекстильсбыт»! А в военные и в послевоенные годы, одежда ценилась очень высоко, ее часто меняли на продукты питания.

«Прошло немного времени, я продолжаю работать. И вдруг вызывают нашего заместителя управляющего базой Николая Спиридоновича Федосеева в управление и устраивают ему выволочку: «Как вы могли принять и доверить работу белофинке!».

На что он ответил: «Помилуйте, какая белофинка? Она родилась и выросла в Советском Союзе, окончила советский институт. Как ей не предоставить работу?!». И не уволил меня. Этому человеку я благодарна на всю жизнь!». С 1948 по 1991 Малинен проработала на этой базе. Отмечена знаком «Отличник советской торговли», медалью «За доблестный труд», она ветеран труда.

Ее мама умерла в Якутии в 1955 году. Ее родственников – увезли на север Якутии. Дядя Андрей Андреевич тетя Мария Александровна Лигонены и их 20-летняя дочь Ира умерли от невыносимых условий жизни и тяжелого труда.

Распределение «белофиннов» по участкам рыбных промыслов

«Белофинны» - так тоже называли депортированных финнов в сибирских областях и краях.
Из Иркутской области спецпереселенцев доставляли по р.Ангара далее на грузовых машинах до р.Лена. В Якутию они попадали на грузовых баржах.

8 июля 1942 года от органов НКВД в Совнарком ЯАССР поступила информация о прибытии к ним 4150 ингерманландских финнов. В Якутске было принято решение об отправке «белофиннов» на рыбные промыслы в Булунский район: на Быковский рыбзавод – 971 человек, Трофимовский – 495, Булунский – 857, Жиганский рыбзавод – 470 человек, Кобяйский – 157 и Усть-Янский – 100 человек.

Остальных – на лесозаготовки, на кирпичный и стекольный заводы

Оставшиеся 1100 советских финнов (они все же проживали на территории СССР, были лишены части прав, но не гражданства) были направлены на «ударные народные стройки» в другие районы – в Ленский (255 человек) и Олекминский (152) на лесозаготовки; в Орджоникидзевский на кирпичный и известковый заводы (Покровск – 237 человек). На Кангаласский рудник (так раньше назывался угольный разрез) направили работать 441 человека. Депортированных финнов и немцев также направляли в Амгинский район (на звероферму – 6 человек), в Алданский – 9 человек на золотые прииски, в основном, счетоводами, так как, большинство из спецпереселенцев имели хорошее среднее, а то и высшее образование, что было редкостью в 1940-е годы, тем более, в Сибири и в Якутии.

В продолжении читайте – как относились местные жители к спецпереселенцам; как попали в интернациональный лагерь на острове Столб в устье Лены – литовцы, финны, якуты и эвены.

При подготовке использованы материалы ж. «Якутский архив», исследование Н.Габышева, кн. А.Калашникова «Якутия. Хроника. Факты. События», открытые источники.
Фото – спецпереселенцы на рыбном промысле в устье Лены, yakutia-pomnit.ru

Аркадий ЛЕБЕДЕВ, Sakhaday.ru
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Комментарии
Очень познавательная статья
23:02 / 26.3.2022

Жду продолжения. Букаф мало.

2
Чуран база
8:03 / 27.3.2022

Правильно, даже на картах так обозначена, дальше Исита. Там переправлялись через Лену и прямиком в Алдан на прииски, снабжать товарами и продуктами. А деревня Чаран сейчас заброшена, между Батамаем (напротив Ленских столбов) и Синском. Но там не было никакой базы и т. п.

1
Комментарии в Telegram