×

Блюда Тарбахова, оркестр ВШМ и ледокол. Как в Якутии в 1995 году встречали принца Филиппа

8:52 - 10.4.2021
Блюда Тарбахова, оркестр ВШМ и ледокол. Как в Якутии в 1995 году встречали принца Филиппа

9 апреля умер супруг королевы Елизаветы II принц Филипп, не доживший два месяца до своего столетия. Это была долгая и интересная жизнь.

Герцог Эдинбургский в 1981 -1996 годах был президентом Всемирного фонда дикой природы (WWF). В июле 1995-го года он приезжал в Якутию на открытие в дельте Лены международной биологической станции «Лена-Норденшельд». Финансирование осуществлялось 80% Республика Саха (Якутия), 20% отделением фонда WWF (Всемирный фонд охраны дикой природы) Швеции. Общие затраты составили порядка 500 тысяч долларов США. Сегодня биостанция продолжает работать и приносить пользу природе России.

Это был весьма неожиданный визит. Вот как вспоминает об этом пользователь Живого журнала под ником YA (khalivopuloy):

«Подготовка к визиту Филиппа надолго запомнилась всем немногочисленным сотрудникам WWF России: в представительстве тогда работали всего четыре человека. Королевский самолет должен был проследовать весьма сложным маршрутом: Москва - Хатанга - Тикси - Диксон - Москва.

Как вспоминает Виктор Никифоров, ныне руководитель «Медвежьего патруля», все детали визита пришлось тщательно продумывать. Чтобы убедиться, что важную особу в пути не поджидают никакие опасности, перед прилетом принца на его самолете по тому же маршруту проследовали сотрудники WWF вместе с личным телохранителем Филиппа. Тогда Виктор в первый раз в жизни побывал в королевском отсеке самолета.

Вспоминает Виктор и то, как власти Якутии, готовившие торжественный прием, прислали в WWF запрос, чтобы узнать вкусовые предпочтения принца Филиппа. Особенно их интересовало, какие именно напитки на банкете хотел бы видеть президент WWF.

И вот один интересный неофициальный момент описал мужчина, представившись сотрудником заповедника: принц Филипп расстегивал одежду и голой спиной и грудью прикладывался к кедрам».

Пользователь taramaan опубликовал пост, посвященный принцу, на Пикабу. И поделился уникальным фото (по ссылке):

«Вот в новостях пишут, что умер английский принц Филипп, муж Елизаветы II.

Я его видел при открытии международной биологической станций Лена-Норденшельд 22 июля 1995 г.

Высокий был, спокойный, почти выше всех. Речь недлинную выдал (молодец), осмотрел станцию, недалече со свитой на тундру ходил, потом уехали. Хотели мы студентики БГФ ЯГУ у него автограф попросить, да нам мягко отказали (тот справа который стоит, в очках - по русски без акцента владел) - мол, человек Филипп государственный и подписи соответственно не раздает. Зато подпись у нашего президента Михаила Николаева взяли, не "жадный" был».

Журналист Галина Киселева в журнале «Наука в Сибири» поделилась важными подробностями исторического события:

«Хотя шла третья декада июля, погоду в Тикси нельзя было назвать летней — студеный ветер Арктики пронизывал насквозь. Особенно жалко было ребятишек из Высшей школы музыки, которые прилетели с нами из Якутска, чтобы на церемонии встречи сыграть марш Преображенского полка — принц ведь военный.

По этикету им положено было быть в парадной одежде, без курток. Стойко мёрзли рядом с ними и девушки в национальных одеждах с чоронами (непременный атрибут всех выдающихся республиканских событий).

Вот небольшой самолет с британским флагом на борту опустился на лётное поле. За штурвалом — сам Его Высочество. Как выяснилось позже из бесед, он страстный путешественник, много ездит по свету, бывает в самых экзотичных уголках планеты и многое делает для сохранения их уникальной природы. После одной из морских поездок написал книгу «Птицы „Британии“» (это название судна), позже издал красочный буклет «Назад к Земле», иллюстрированный собственными фотоснимками. Особенно его привлекает Арктика, край, не тронутый цивилизацией.

С трапа самолета вместе с Филиппом сошли члены королевского двора, представители Британского посольства в Москве, учёные из Норвегии, Австрии, Британии, России. Чуть позже приземлился самолет с иностранными корреспондентами. Их было двадцать семь (наша маленькая бригада просто потерялась в этой толпе). После церемонии встречи кортеж направился к комфортабельному теплоходу «Михаил Светлов», который тоже специально доставили из Якутска, чтобы прокатить на нем высокого гостя.

Из бухты Неелово мы вышли в открытый океан, направляясь к станции, до которой было километров 90. За бортом крепчал ветер, все более неласковыми становились волны в белых барашках. Тиксинцы, сопровождавшие делегацию, уверяли, что «волнение обычное», но некоторые из пассажиров уже не могли встать и лицезрели суровый океан только из иллюминаторов. К чести принца нужно сказать, что он разгуливал по палубе как бывалый морской волк, в обычном вязаном свитере, и располагающе улыбался при встрече. Не зная, что это столь высокое Высочество, можно было принять его за обыкновенного немолодого моряка — обветренное и вовсе не холеное лицо, большой красный нос, редкие седые волосы, едва прикрывающие залысины. На вид ему столько, сколько и на самом деле — за 75. Правда, сохранилась военная выправка, но все же... на сказочного принца не похож. Да и арктический океан мало напоминал синее море из сказки.

Коренные жители называют этот пустынный берег Тыылаах. «Тыы» в переводе с якутского «лодка». Очевидно, такое название означает, что сюда добраться можно только по воде. Как позже мы убедились, по тундре пройти действительно сложно — под обманчивым травяным покровом всюду ледяная вода. Ступишь на зеленую травку — и проваливаешься по щиколотку в холоднющее болото. Поэтому к станции были проложены специальные деревянные мостки, чтобы пройти, не замочив ноги.

Ежась от непрестанно дующего ледяного ветра, мы представляли, что ощущал шведский исследователь Нильс Адольф Эрик Норденшельд, первым ступивший на этот берег не с комфортабельного теплохода и не в июле, как мы. Нам медали не светили, и мёрзли мы чисто из журналистского любопытства и чувства долга. Иностранные наши коллеги, конечно, знали, что делали — за каждый снимок здесь, на фоне тундры, мужа знаменитой королевы Англии, отца не менее знаменитого (благодаря во многом Диане) принца Чарльза, некоторые из них получат целое состояние. Мы же, российские журналисты, вынуждены были выложить солидную для нас сумму из своих кровных «за пребывание на корабле».

Прохладная погода ничуть не омрачила теплоту речей, произнесенных после перерезания традиционной ленточки, открывающей здесь, на краешке земли, международную биологическую станцию исследований уникальной природы Арктики. Президент Республики Саха Михаил Николаев говорил о том, что Якутия намерена приложить все усилия, чтобы сохранить в первозданном виде замечательные уголки Севера. И, справедливости ради, надо сказать, что действительно многое сделано и делается для этого. Сам Михаил Ефимович стал инициатором создания фонда «500+1», средства которого направляются на охрану природы. Принц Филипп в своей речи отметил данный факт и подчеркнул, что открытие станции — важный шаг для более близкого сотрудничества Всемирного фонда дикой природы с субъектами Российской Федерации. Основали Фонд и возглавляют его отделения исключительно принцы и принцессы.

По уверениям учёных, само расположение биостанции уникально. Здесь проходит граница между великими материками — Североамериканским и Евроазиатским. В ближнем и дальнем космосе над этим местом происходят явления, которые очень интересуют космофизиков. Земля на 90 % состоит из вечномёрзлых пород, и территория считается особо сейсмичной. Здешние скромные цветочки, чудом возникающие на ледяной воде, способны во много раз ускорять период вегетации, вырабатывая особые ферменты. А если взглянуть на карту маршрутов миграции птиц, то можно заметить, что все они пересекают это место. И именно здесь, в дельте Лены, находятся богатые нерестилища ценных и редких пород рыб. Словом, неуютный уголок тундры удивительно завлекателен для исследователей разных областей знаний и разных стран — вместе они могут решать проблемы глобального изменения климата, изучать секреты высокой выживаемости северной природы, миграции редких птиц и рыб и многое, многое другое. Все это разъяснили журналистам во время пресс-конференции. Конечно же, больше всего вопросов задавали принцу Филиппу.

Со станции Филипп намерен был отправиться на Диксон. Но по протоколу ему не положено лететь на вертолёте, а самолет в этих местах приземлиться просто не мог. Поэтому на вертолёте отправили иностранных журналистов, а принц вместе с нами поплыл в Тикси на теплоходе «Светлов». Когда вышли в море, вновь припомнился героизм полярных исследователей. Комфортабельный австрийский речной теплоход зарывался в крутые волны, как утюг, и дрожал всем корпусом при каждом их напоре. Только мы, более или менее переварив впечатления, начали засыпать, как прозвучала команда «Подъём!» В три часа ночи нас, сонных, заставили перегружаться на подошедший к «Светлову» ледокол. Оказывается, наш теплоход мог не выдержать большой качки, и команда приняла решение не рисковать — такие гости на борту!

Ну а какой уж комфорт на рабочем ледоколе под названием «Бородкин»?!. Всех вместе — королевскую свиту, журналистов, министров, академиков поместили в одну тесную кают-компанию с гранеными стаканами на длинных столах. Надо было видеть, как чопорные англичане несли на вешалках свои смокинги, наступая на ноги сидящих на полу людей — мест на всех не хватило. Принца и президента разместили наверху в каюте капитана. Но, видимо, путешественникам именно такого неуюта всегда и не хватает. Никогда не забуду этого тесного, локоть к локтю, застольного общения, весёлых шуток по поводу всех приключений. И хотя не было на столах знаменитых блюд, приготовленных президентским поваром Тарбаховым, накормили всех голодных и напоили всех жаждущих. И именно присутствие принца, мирно спавшего в каюте над нашей головой, вселяло уверенность, что всё будет хорошо».

Sakhaday.ru
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Комментарии
Загрузка...