×

Вместо операции мама больного ребенка обратилась к шаману

14:17 - 10.2.2017
Вместо операции мама больного ребенка обратилась к шаману

Отказавшись от операции в Москве, мама больного ребенка обратилась к шаманам. Что важнее – право ребенка на медицинскую помощь или право родителя на выбор метода лечения? Пока у нас распространен второй вариант. Такие темы табуированы, слишком уж они болезненны и чувствительны. Как обвинить маму в том, что она своим бездействием поставила жизнь больного ребенка под угрозу? Тем не менее, наши комментаторы, свидетели этого случая, считают, что об этом говорить надо. Уточним, что мы максимально постарались обезличить историю, имена изменены и любые совпадения случайны. Эта история о том, как взаимоотношения взрослых людей и бездействие родителей отразились на жизни ребенка. Пять лет назад родители 12 - летнего Максима, жители Якутска Ольга и Владимир, развелись. Сын остался с мамой Ольгой. Все это время Ольга препятствовала своему бывшему мужу в общении с единственным сыном. Это продолжалось до момента, когда на них обрушилось страшное известие о болезни Максима. У него была обнаружена стремительно разрастающаяся опухоль. Беда на время сплотила родителей. Минздравом Якутии им сразу же была выделена квота в московскую больницу на операцию. Ребенок чувствовал себя достаточно хорошо - бегал, кушал, разговаривал. Накануне поездки Ольга объявила материальный сбор на операцию. Несколько лет назад ребенок с мамой вылетел на операцию в сопровождении лечащего врача. Их должны были отвезти на скорой в больницу, где ждали медики. Каково же было удивление знакомых, когда оказалось, что Ольга уехала на такси в гостиницу. Внятного ответа она не дала и на несколько дней пропала. Позже стало известно, что от операции она отказалась. Как она объяснила, ее напугали слишком стремительно развивающиеся события. Ольга сообщила, что не была морально готова к ним. И сообщила о своем отказе, когда ребенок уже лежал на операционном столе. «Я не доверяю медикам, хочу, чтобы ребенка лечили за границей,», - сказала она эскулапам. Сопровождающий врач только развел руками – операции за рубежом не оплачиваются.

Замгенерального директора по лечебной работе РБ№1 – Национального центра медицины Валентина Саввина: «Я сопровождала данного ребенка на лечение в одну из больниц Москвы, где ребенка уже ждали. В это учреждение достаточно сложно устроиться, но мальчику дали место. О том, что мама отказалась от оперативного вмешательства, я узнала позже. Считаю, что врачи достаточно плотно работали с мамой и ребенком. Они знали, что едут именно на операцию. Медики обязаны предупреждать о возможных осложнениях, и эта информация была до них доведена. Насколько операция бы улучшила состояние ребенка, сказать сложно. Никто не даст гарантию полного излечения, но, как правило, операция продлевает жизнь ребенка на несколько лет. Также был еще один вызов в эту больницу, но по невыясненным причинам, родители с ребенком не стали выезжать на лечение. Согласно законодательству, только родители вправе определять способ лечения своего ребенка».
В итоге, Ольга отвела сына на обследование в другую московскую больницу, где ее заверили, что опухоль уменьшается. Мама ребенка решила, что это эффект от лечения якутского шамана, которого они навещали перед отъездом, и вернулась домой воодушевленная и полная надежд. По всей видимости, она продолжала ходить к шаману, который лечил ребенка. Знакомым и родным было сказано, что опухоль уменьшается, а Максим чувствует себя лучше. Все вздохнули с облегчением. На самом деле в это время Максиму становилось все хуже. Но мама об этом никому не сообщала, в том числе и его отцу, который долго оставался в неведении. Не знал он и том, что Ольга проигнорировала и еще один вызов в Москве – Минздрав Якутии сохранил им квоту. Когда отец все-таки пришел к сыну, то не узнал сына. Он не говорил, и уже не ходил. Родственники долго думали, куда им обратиться по этому поводу. Их сомнения были понятны. Ольга - приличная женщина, хорошая мама, никто не мог ее упрекнуть в том, что она не уделяет внимания ребенку. И только по истечении нескольких недель решили обратиться в отдел опеки, с твердым намерением отвезти ребенка в больницу. Но в ту же ночь ребенок был госпитализирован в очень тяжелом состоянии. Сейчас Максим не транспортабелен. О поездке в Москву не может быть и речи. Обратившиеся было за помощью к адвокатам, общественникам и журналистам родственники сообщили, что ситуация кардинально изменилась, и они не вправе никого осуждать. Мы сознательно умолчим о концовке. Пусть у нас останется какая-то надежда. Точка зрения Мы опросили множество людей, и мнения разделились. Многие считают, что вина взрослых налицо:
«Ребенку была показана операция, которую должны были сделать лучшие медики страны. Сегодня время потеряно. Обидно, что ребенка лишили шанса. Считаем, что есть доля вины взрослых, которые пустили ситуацию на самотек».
«Из-за непонятной дележки, пострадал сам ребенок. Вся ситуация была известна широкому кругу лиц, но никто не обратился в отдел опеки. И когда уже решились на этот шаг, было поздно. Это разве не равнодушие? Надо было бить в колокола тогда, когда мама безосновательно отказалась от медицинской помощи». "Нужно просто понять", - считает мама больного ребенка, к которой мы обратились с просьбой поделиться впечатлениями об этой ситуации. Кто, как не мать, борющаяся с болезнью ребенка, может рассказать о том, что происходит у нее в душе. Вот что считает мама ребенка, за жизнь которого она борется уже пять лет:
«Решение об операции, которое коренным образом повлияет на судьбу ребенка, принимается сложно и мучительно. Когда я решалась на операцию Кеше, то целый месяц анализировала информацию.   Все время прикидываешь шансы. Думаешь о том, что, если все нормально сложится, то ребенок останется жив, а вдруг операция пойдет не так, и ты потеряешь ребенка.  А ведь он мог жить еще несколько месяцев, хоть и больной и лежачий, но с мамой. Это огромная ответственность - выбрать правильное решение, решать судьбу своего ребенка. Думаю, что сильные мамы выбирают то, что поможет ребенку. Она видит и чувствует своего ребенка. Нужно иметь силы преодолеть страх и взять ответственность на себя. С другой стороны, можно понять, когда мамы отказываются. Они боятся. В этой ситуации нельзя никого осуждать».
*** Что же делать в случаях отказа от медицинской помощи? Как пояснил юрист, разрешения на проведение той или иной процедуры врачи добиваются, подав в суд на ограничение в правах родителей и принудительную госпитализацию. В таких случаях ребенок будет признан нуждающимся в защите государства. Случаи, когда родители по каким-то причинам лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Журналисту рассказали еще об одном случае – мама одного ребенка, живущая в селе, три раза отказывалась от вызова на проведение кардиологической операции в знаменитой клинике в Новосибирске.  В последний раз она аргументировала отказ тем, что если ребенка вылечат, то с него снимут инвалидность, и она перестанет получать пенсию. Сегодня детей-инвалидов становится больше. В деревнях, где нет работы и царит повальная бедность, очень ценят эту помощь от государства. Для них это единственный источник существования. Аида Иванова
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Комментарии
Загрузка...