×

"Схема -2020 - революционный документ Якутии", - Виктор Разбегин

12:30 - 12.12.2020
"Схема -2020 - революционный документ Якутии", - Виктор Разбегин

Каждый человек задумывается о том, как спланировать свою жизнь. Что сделать сначала, что потом, и как. Это абсолютно естественный и нормальный процесс. Иначе ничего не получится.
Тоже самое касается и развития отраслей экономки, регионов и государств. Без плана и четкого понимания, чего добиваться, ничего не выйдет. И хоть наша страна вот уже почти тридцать лет живет вне плановой экономики: и руководителям крупных предприятий, и главам субъектов, и в конечном счете на высшем государственном уровне -- всем приходится думать и решать, что делать, и облекать свои мысли в стратегические документы.

После развала Советского Союза, когда многие с радостью отказались от необходимости продумывать и главное реализовывать планы и за них отчитываться, Якутия пошла по другому пути – сохранила плановые основы экономики. В начале 1990-ых годов руководство республики самостоятельно составило план действий – Программу социально-экономического развития Республики Саха (Якутия) до 2005 года. А в начале 2000-х годов по поручению Президента Российской Федерации Владимира Путина приступило к разработке Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года. Этот документ и стал тем самым планом, эффект от которого в первую очередь получили жители республики.

Как говорит наш сегодняшний спикер – советский и российский ученый, член-корреспондент Российской инженерной академии, Международной академии регионального сотрудничества, член Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, первый заместитель Председателя Совета по изучению производительных сил Минэкономразвития России и РАН (до 2015г), Виктор Николаевич Разбегин, изменилась сама структура внутреннего валового продукта республики. То есть бюджет республики в результате реализации Схемы-2020 получил новые источники пополнения, за счет создания и развития нефтяной и газовой промышленности, например.

А что значит, новые источники пополнения бюджета? Это значит -- новые школы, детские сады, другие социальные объекты, заработная плата бюджетников и так далее. Да, все это тоже стало результатом реализации Схемы-2020, хоть мы в обыденной жизни и не всегда не проводим эти параллели.

Именно развитая, диверсифицированная экономика и за счет этого -- повышение уровня жизни граждан -- и были основой Схемы-2020, Чего удалось добиться, чего – нет, и зачем республике нужно тщательно проанализировать итоги Схемы-2020, Виктор Николаевич рассказал нашему изданию. Тем самым мы продолжаем серию публикаций, посвященную реализации Схемы-2020.

-- Добрый день, Виктор Николаевич, расскажите, пожалуйста, что побудило Вас принять активное участие в разработке Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года?

-- В 2006 году, когда разрабатывалась Схема-2020, я работал первым заместителем Председателя Совета по изучению производительных сил (СОПС).

Надо сказать, что СОПС ранее являлся головным институтом Госплана СССР, а в то время – Минэкономразвития Российской Федерации Российской Академии наук который занимался у нас в стране разработкой стратегических планов, программ, как территориального, так и отраслевого развития. К моменту, когда к нам обратилось Правительство Республики Саха (Якутия) у нас уже были налажены тесные контакты. Ранее мы участвовали в подготовке ряда крупных проектов, которые планировались или начали реализовываться в республике – программы развития транспорта, обоснование и подготовка к реализации проекта строительства железнодорожной магистрали «Беркакит-Томмот-Якутск», еще был целый ряд работ. Поэтому для нас обращение руководства республики было вполне естественным и, начиная с 2005 года, мы вместе обсуждали возможные пути создания Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года.

Был согласован формат именно схемы, «фирменного» для СОПС комплексного документа территориального развития, который мы значительную часть своей, теперь уже 100-летней истории, на регулярной основе разрабатывали для страны в целом и отдельных макрорегионов, и при разработке которого большое внимание уделяется экономическому районированию и оптимальному распределению ресурсов и производительных сил, а также развитию необходимой инфраструктуры.

Для Якутии – республики с действительно огромной, неоднородной по развитию, природным условиям и экономическому потенциалу территорией, такой подход исключительно важен.. Собственно работа над документом началась в 2006 году – с поручения Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Сразу же следом, буквально в течение недели, вышли распоряжение Правительства Российской Федерации, и, соответственно, решение Правительства Республики Саха (Якутия).

Сроки были поставлены очень сжатые – уже к сентябрю 2006 года по поручению Президента Российской Федерации схема должна была увидеть свет.

-- Как шла работа над документом? Что оказалось самым трудным?

-- В силу ограниченности времени важно было мобилизовать все ресурсы, и одной из главных задач являлась необходимость наладить хороший контакт с научными кадрами республики (надо сказать, что в Якутии очень хорошая научная школа), со всеми институтами, которые так или иначе могли участвовать в разработке схемы, а также с органами власти всех уровней, представителями бизнеса и общественных организаций. .

Была создана большая рабочая группа. Возглавлял разработку со стороны Республики Саха (Якутия), естественно, президент Вячеслав Анатольевич Штыров, он осуществлял общее руководство. Непосредственно руководили разработкой со стороны республики заместитель Председателя Правительства Республики Саха (Якутия) Геннадий Федорович Алексеев и министр экономики республики Виктор Петрович Ефимов. Со стороны СОПС, как головного разработчика, общее научное руководство осуществлял его председатель, академик Александр Григорьевич Гранберг, очень много сделавший для развития Севера, Дальнего Востока и для Республики Саха (Якутия) в частности. Я осуществлял непосредственное руководство всем коллективом разработчиков.

Как я уже сказал, мы широко привлекли научные кадры республики, над документом работали представители практически всех ведущих институтов Якутии при общей координации Александра Андреевича Кугаевского и Натальи Васильевны Охлопковой.

Кроме того, мы привлекли к работе как институты РАН, так и отраслевые из Москвы, и Новосибирска. Была налажена конструктивная работа с общественными организациями и бизнесом республики – практически все крупные организации участвовали в разработке Схемы-2020. Со всеми были контакты, компании давали своих представителей. Это было очень важно, потому что интересы бизнеса и всех слоев населения должны были быть органично учтены.

Таким образом удалось создать хороший дружный коллектив. И что тоже очень важно – нам с самого начала удалось наладить хорошие контакты с органами исполнительной власти республики. Нам помогали и очень заинтересованно участвовали в процессе представители абсолютно всех министерств и ведомств региона, особенно, конечно, можно выделить Министерство экономики республики.

Что оказалось самым трудным?

Пожалуй, кроме сроков, очень трудным на самом деле было объяснить людям, почему на столь длительный период нужно готовить такой детальный стратегический и плановый документ. Это было непривычно. Особенно для чиновников, живущих задачами текущего дня, которых всегда хватает и за которые спрашивают всегда в первую очередь.

А тут такой длительный период. Пришлось посвятить достаточно много времени, чтобы не просто представить, а описать и рассчитать перспективы. Причем при различных прогнозных сочетаниях внешних и внутренних условий, а также, что важно, разных вариантах выбора управленческих решений. Исходя их них составлялось множество сценарных вариантов, охватывающих весь прогнозный период, которые затем обобщались до двух базовых сценариев, получивших условное название «инерционный» и «инновационный», по которым и выводились детальные прогнозные показатели.

Надо сказать, что для практики стратегического планирования тех лет документ получился достаточно революционным. Нельзя сказать, что мы не готовили для других регионов планы развития – это была наша постоянная работа, для трех-четырех десятков регионов мы стратегии разрабатывали. Но здесь необходимо было учесть целый ряд специфических моментов.

Та развилка, перепутье, на котором стояла республика к началу разработки Схемы-2020, были связаны с тем, насколько республика будет вовлечена в реализацию национальных федеральных проектов. Потому что все основные крупные проекты, которые могли вести к реальным изменениям структуры экономики, реальному улучшению жизни населения, были связаны с проектами, играющими важную роль не только для республики и Дальнего Востока, но для страны и даже в целом имеющие международное значение. И требовали соответствующего финансирования.

Поэтому так важно было наладить тесное взаимодействие с федеральными органами власти. И забегая вперед скажу, что мы согласовывали Схему-2020 практически со всеми ключевыми федеральными министерствами и ведомствами. Именно эта работа позволила потом достаточно быстро утвердить документ в Правительстве Российской Федерации, а затем и уверенно приступить к его реализации.

Уникален сам по себе факт, что решение о разработке регионального стратегического документа принималось на самом высшем уровне -президентом страны. Пожалуй, это единственный случай на тот период времени. И должен сказать, что итоги разработки Схемы-2020 во многом повлияли на изменение практики стратегического планирования в стране. В том числе, когда принимался федеральный закон «О стратегическом планирования в Российской Федерации» в 2014 году, над проектом которого я со своими коллегами много работал, учитывались новации и результаты, достигнутые при разработке Схемы-2020.

Документ получился уникальным еще и потому, что в нем органично удалось сочетать макроэкономический подход, отраслевой с очень детальным прописыванием и исследованием вариантов развития различных отраслей и территориальный, что, как я уже говорил, для Якутии очень актуально.

Причем в отличие от многих подобных документов прогноз осуществлялся на основании детального экономико-математического моделирования. И ядром Схемы-2020 стала совокупность крупных инвестиционных проектов, сроки реализации которых зачастую даже выходили за временные рамки документа. Именно поэтому было естественно взять их за базу для различных прогнозных вариантов.
Понятно, что основные проблемы республики связаны не только с климатическими экстремальными условиями, огромной территорией и малонаселенностью, но в первую очередь – с отсутствием нормальной инфраструктуры, как энергетической, так и транспортной. Что рождало очень большие непроизводственные расходы и понижало конкурентность любого производства, которое могло быть развито в республике.

Необходимо было создать хороший инвестиционный климат, чтобы привлечь инвестиции. Ведь понятно, что проекты такого масштаба, которые заложены в Схеме-2020, требуют очень больших вложений. И с самого начала Схема была рассчитана на то, чтобы создать современную диверсифицированную экономику. Опираясь не только на традиционные для Якутии отрасли, скажем, алмазодобывающую, но и за счет резкого ускорения развития инфраструктуры и топливно-энергетического комплекса. Очень большая роль была отведена освоению нефтегазоносных месторождений, что впоследствии оправдалось. Сейчас мы видим, что структура валового регионального продукта существенно видоизменилась именно за счет диверсификации экономики.

В итоге общими усилиями нашей сплоченной команды документ удалось подготовить достаточно быстро. Представьте: в феврале 2006 выходит поручение президента, в июне состоялось первое публичное обсуждение, а уже в сентябре Схема-2020 была принята Правительством Республики Саха (Якутия) и в феврале 2007 года – она была одобрена Правительством Российской Федерации. Причем одобрена с самыми положительными оценками. И действительно опыт подготовки этого документа был уникален и его решили воспроизводить и учитывать при разработке стратегии развития Дальнего Востока и других стратегических документов нашей страны.

-- Вы следите за ходом реализации Схемы-2020? Как вы считаете, насколько успешно она реализована?

-- Конечно, я интересуюсь, слежу, но должен сразу сказать, что для того, чтобы провести глубокий анализ – что удалось сделать, что не удалось и почему не удалось – я считаю необходимым провести специальное исследование. Было бы правильно, если бы руководство республики такое исследование сейчас инициировало. Потому что опыт и уроки Схемы-2020 очень важны.

Да, в процессе реализации схемы определенные попытки посмотреть, что достигнуто, а что нет, чтобы вовремя внести коррективы, расширить горизонты планирования до 2030 года, 2035 года, предпринимались. Мы принимали участие в этом процессе. Но все-таки сейчас, учитывая, что 2020 год является рубежным, как срок окончания реализации Схемы-2020, необходимость такого специального исследования представляется достаточно очевидной. Это было бы очень полезно.

Вместе с тем должен сказать, что если говорить в целом, то Схема-2020 сыграла огромную роль и, безусловно, ее разработка позволила ускорить развитие республики. Это выразилось в привлечении очень крупных инвестиций – по их объему Якутия все эти годы существенно опережала среднероссийский уровень. Это позволило создать новую базу для экономики, произошло усиление и принципиальное расширение сектора добычи полезных ископаемых, хотя и с отставанием, особенно в последнее время, развития обрабатывающих отраслей. Да, это действительно так, но на отчетном этапе это было объективно необходимо. Вот сейчас наступает время, когда на основе ускоренного развития инфраструктуры, созданного топливно-энергетического комплекса, продолжающегося развития традиционных отраслей экономики Якутии, то есть широкой диверсифицированной структуры, можно ставить задачи масштабного развития отраслей обработки и постиндустриальных отраслей.

Хотя последним в Схеме 2020 также уделено серьезное внимание (ИТ-технологии, связь, сервисное обслуживание, туризм) и достигнуты реальные успехи. Но я хочу сказать, что в значительной степени те задачи, которые ставились в Схеме-2020, выполнены и даже во многом перевыполнены. Не все удалось, но, если посмотреть контрольные цифры (готовясь к интервью, я как раз их посмотрел), по ключевым показателям идет выполнение и перевыполнение.

Есть ряд досадных задержек с выполнением крупных проектов. В частности, это касается транспорта. С одной стороны – да, железная дорога дошла Нижнего Бестяха, по ней повезли грузы. Вместе с тем ожидаемого продолжения строительства железной дороги с совмещенным автомобильно-железнодорожным мостом через реку Лена до города Якутска и в восточном направлении на Магадан, не произошло.

Сейчас об этом много говорят и спорят – нужен ли мост совмещенный автомобильно-железнодорожный или же автомобильный. Но еще в процессе разработки Схемы-2020 мы обосновывали, и я до сих пор придерживаюсь этой точки зрения, что оставлять всю левобережную Якутию без железнодорожного сообщения – значит, как минимум половинить тот реальный эффект, который дало строительство железной дороги.

Смотрите, что сегодня получается. Мы довозим грузы до Нижнего Бестяха, а дальше --паромные переправы или зимник. Следовательно, то удешевление стоимости перевозимых грузов из-за недорогих тарифов на перевозки железнодорожным транспортом смазывается, обесценивается и по временным, и по денежным затратам.

А ведь развитие левосторонней Якутии надо рассматривать не с сиюминутной точки зрения – например, прихода железной дороги в речпорт города Якутска. Но и с точки зрения развития целых кластеров природных ресурсов, расположенных на Западе республики. Они уже сейчас вовлекаются в разработку, а могут быть вовлечены еще больше. Это и возможность (которая сегодня тоже активно обсуждается) выхода к портам Северного Ледовитого океана – через месторождения, которые расположены на этом направлении (редкоземельные, нефтяные). Эти природные ресурсы также активно могут разрабатываться благодаря приходу железной дороги.

По развитию автомобильных дорог план в части введенных в строй автодорог с твердым покрытием, километража строительства – выполнен и существенно перевыполнен. Но все равно эту сеть надо продолжать развивать и в этом отношении еще предстоит выполнить большую работу.

Значительные перемены благодаря реализации Схемы-2020 произошли в энергетическом комплексе республики – произошло объединение Центральной и Западной энергосистем Якутии с ОЭС Востока. Получила серьезное развитие сеть линий электропередачи. Соответственно, общая энергоемкость внутреннего валового продукта республики снизилась более чем в два раза. Но вместе с тем не реализован очень важный инвестиционный проект, основанный на системе гидроэлектростанций в Южной Якутии. Пока не удалось. Хотя даже через Инвестиционный фонд было принято решение о реализации, но, к сожалению, пока идет трудно.

Так и не приступили, по целому ряду объективных и субъективных причин к созданию давно намеченного металлургического комплекса на собственной ресурсной базе.

Серьезные перспективы не реализованы в полной мере в лесной, лесоперерабатывающей отрасли.
Почти без отставаний идут проекты по развитию газодобычи, нефтедобычи, вводятся мощности по переработке, реализуется программа газификации. По социальным показателям основные ключевые параметры, которые намечались, в целом выполнены. Чуть-чуть не хватает до достижения демографического показателя в 1 млн человек, проживающих в Якутии, о чем мы мечтали. Но с другой стороны, ожидаемая продолжительность жизни возросла по итогам 2019 года до 73лет. По индексу человеческого развития Республика вошла в число регионов-лидеров по Российской Федерации. По динамике среднедушевых доходов тоже есть позитивные результаты. То есть в общем и целом показатели и стратегии, которые были намечены в Схеме-2020, выполнены.

Но самое главное в том, что в глобальном плане удалось перейти на путь создания современной диверсифицированной экономики, обеспечить приток крупных инвестиционных ресурсов, улучшить основные социальные показатели, существенно повысить индекс человеческого развития.

-- Как вы считаете, готовятся ли сегодня настолько же качественно проработанные документы, и, если нет, то почему?

-- Вы знаете, это вопрос достаточно больной. С одной стороны, у нас в стране очень хорошая школа стратегических плановых исследований. Понятно почему -- практически до конца прошлого века наша страна была плановым государством. А сама школа закладывалась еще в начале прошлого века. Как я уже упоминал, принят федеральный закон о стратегическом планировании.

С другой стороны, мы все больше и больше видим, что задачи краткосрочные, сиюминутные не дают возможности заниматься перспективным планированием. И даже если документы выходят, то результата не видно. Вот вышла Стратегия пространственного развития Российской Федерации. Каково ее влияние на то, что происходит в стране? Да практически никакого – минимальное, прямо скажем. И мы видим, что принимается Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года, другие документы, которые в значительной степени противоречат друг другу, не увязаны между собой, их приходится корректировать почти сразу после выхода.

Возможно, это временно. Я даже уверен, что это временно. Преодолеем мы трудности, пандемию ковида, который свирепствует сейчас – вроде бы не до того, чтобы думать о глобальных перспективах. А с другой стороны наоборот: если мы сейчас не будем видеть далеких перспектив и видеть их именно комплексно, то мало что получится в итоге.

Причем для стратегического планирования в стране важен в первую очередь комплексный взгляд, чтобы развитие различных отраслей, территориальное развитие по своей направленности, основным параметрам были взаимоувязаны. Один из важнейших принципов, который реализован при разработке Схемы-2020 – это взаимоувязка принимаемых решений. Документ продуман и согласован от федерального уровня до муниципального, доходя до каждого улуса. Такое сочетание – основа успеха любого стратегического документа.

В масштабах страны такое сочетание и подготовка взаимоувязанных документов пока удается не очень хорошо. И, к сожалению, Совет по изучению производительных сил как отдельный институт с большими традициями, как самостоятельное юридическое лицо, был ликвидирован в 2015 году, передан в систему Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития Российской Федерации. А задач стратегического планирования экономического развития такого масштаба министерством на постоянной основе не ставится. Хотя Закон о стратегическом планировании принят и должен действовать.

Но, безусловно, и школа, и пока что еще кадры, которые могли бы такие документы готовить, остаются. И кстати сказать, я считаю, что Якутии сейчас самое время задуматься о подготовке такого достаточно серьезного документа. Потому что как раз сейчас тот период, когда можно переходить от опережающего развития за счет диверсификации отрасли добычи полезных ископаемых, за счет энергетического сектора, за счет создания необходимой инфраструктуры, (процессы, которые начаты во многом благодаря Схеме2020, и которые, конечно надо продолжать и ускорять), к более глубокой диверсификации за счет развития отраслей обработки, высокотехнологичных отраслей, науки, за счет реализации накопленного человеческого потенциала, при особом внимании к проблемам здравоохранения, образования, экологии, коренных и малых народов, общей социальной защищенности . И для этого нужно тоже наметить долгосрочную стратегию и увязать ее с документами вышестоящего уровня.

Совет по изучению производительных сил (СОПС) — научно-исследовательское учреждение при АН СССР (1930—1960), Госплан СССР (1960—1992), затем – при Министерстве экономического развития России по проблемам размещения производительных сил и региональной экономике.
Совет по изучению производительных сил был создан в 1930 году в составе АН СССР, на базе Комиссии по изучению естественных производительных сил страны (КЕПС), организованной во время Первой мировой войны, в 1915 году, при Императорской Санкт-Петербургской академии наук для изучения природных ресурсов страны и Комиссии экспедиционных исследований АН СССР (существовавшей в 1928—1930 годах).

Маргарита НИФОНТОВА

Якутск - Москва- Якутск

Sakhaday.ru
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Комментарии
Пичаль
20:18 / 12.12.2020

А революционер-то, Штыров-то сбежал в Москву, досрочно уволившись с должности президента Якутии. Он сам первым предал эту самую Схему-2020, получается. Предатель!

4
56
21:03 / 12.12.2020

Верно говорит ученый. Все катится к чертям, а власти и ухом не ведут. Последним хорошим президентом был Штыров. Хоть думал о Якутии. Остальные только свои карманы набивают

2
Аля
13:14 / 15.12.2020

Молодец Штыров! Все бы так работали на будущее, а не только для себя

2
Загрузка...